Брачные пляски

04.08.2017

Среди израильтян, не слишком искушенных в общей и национальной истории, 15 ава стало неким локальным аналогом Дня святого Валентина или Днем любви. Только любовь, боюсь, в данном контексте оказывается такой же иллюзорной и хрупкой терминологической бабочкой, как и мифические Валентин и Николай, разве что мы придадим ей реальности и объема, разобравшись, а что же именно происходило в древнем Израиле 15 ава.

В этот день незамужние девушки Иерусалима выходили к виноградникам водить хороводы, петь и демонстрировать себя потенциальным женихам. Почему-то на ум невольно приходит песенка ларинских служанок из «Евгения Онегина». Помните?

«Как заманим молодца,
Как завидим издали,
Разбежимтесь, милые,
Закидаем вишеньем,
Вишеньем, малиною,
Красною смородиной.
Не ходи подслушивать
Песенки заветные,
Не ходи подсматривать
Игры наши девичьи».

Если вдуматься – очень манипулятивное произведение. И не только потому, что хитрая мать Татьяны и Ольги заставляла девушек петь во время сбора ягод – чтобы их рты были заняты народным творчеством, а не пожиранием чужого урожая. А потому, что:

Молодца надо заманить, а затем горько разочаровать и наказать за подсматривание

В данном случае – не смываемыми с одежды красными ягодными пятнами.

С девушками Иерусалима, на первый взгляд, было все по-другому. «Подсматривать» за ними, например, было можно и должно – и это некий исторический нонсенс, ибо в остальные дни года девушки мирно сидели по домам и прятались от мужских глаз. Но только не 15 ава, когда заповеданная еврейская скромность на время отбрасывалась. А в декорациях этого дня не появлялось красных и темных пятен, наоборот – в Святом городе царила ослепительная белизна одолженных девицами одежд.

Тут мы и сталкиваемся с признаками манипуляции. Девушки обменивались белыми платьями для того, чтобы «запутать» женихов – те ведь тоже знали, что на каждой плясунье чужая одежда, а стало быть, их статус и достаток охотникам за большим приданым было не определить. Идея, в общем, хорошая, так что поговорка про встречу по одежке отмирает сама собой. Только вот правила одалживания одежд, сколь бы ни были они хитры, всё же позволяют вдумчивому жениху сделать выводы. Ведь царская дочь одалживает платье у дочери первосвященника, а та, в свою очередь, у дочери знатного коэна, и так далее, и только простолюдинки обменивались платьями между собой. Хотя среди богатых иерусалимских невест периодически объявлялись любительницы поиграть в барышню-крестьянку и облачались в отрепья.

Впрочем, хитрости на этом не заканчивались – к танцу вскоре добавлялась и песня, каждый куплет которой начинался традиционными словами: «Юноша, подними глаза свои и посмотри, что ты выбираешь себе». Тут любая феминистка, и я в том числе, безусловно, споткнется о смысл и возмутится:

А почему это юноша должен выбирать, а не наоборот?

И в голове у феминистки сразу завертятся дополнительные хороводы из разных народных сказок, в которых тоже почему-то принцы выбирают Золушек, а Иваны-царевичи – лягушек. Вполне себе, кстати, примеры девушек в чужом платье. Но бывает и еще хуже: царевен отдают первому попавшемуся мужику только за то, что он победил какого-то драконишку или чахлого Кощея.

Случаются, конечно, и трансформации фабулы, когда некую Несмеяну надо сначала развеселить – тут появляется хоть какой-то эмоциональный контекст, но и в этой сказке нет и намека на то, что претендентов выбирает сама Несмеяна – нет, они являются по собственному желанию, а ей только и остается хмуриться изо всех сил в ожидании кого-то, похожего на Брэда Питта или другое воплощение ее девичьего идеала.

С иерусалимскими девушками не всё так грустно. Они, по крайней мере, объявляют в песне вполне конкретные требования к жениху, замаскированные, правда, тоже под исключительно мужскую активность. «Обращайте внимание на красоту – ибо жену выбирают ради ее красоты», – пели красивые девушки. «Обращайте внимание на происхождение, ибо жену выбирают ради будущих детей», – пели знатные. «Выбирайте себе жену ради Небес при условии, что осыплете ее золотом», – сообщали некрасивые и небогатые. Мол, дайте мне золото – а я уж стану красивой, ибо салоны красоты и уколы ботокса на что?

Однако и тут мы сталкиваемся исключительно со свадебной коннотацией, ничего не говорящей о наличии у брачующихся той самой любви. А если мы еще пристальнее вглядимся в историю, то у нас возникнет еще больше сомнений, была ли любовь?

Вот, к примеру, было в древнем Израиле временное, но очень грустное и опасное для популяции постановление, согласно которому ни одной девушке нельзя было выходить замуж за представителя колена Биньямина. Мужчинам и женщинам из этого колена оставалось сочетаться браком лишь друг с другом, и сложно представить, к каким генетическим проблемам это бы привело, если бы мудрецы спустя несколько поколений не отменили это постановление и в один прекрасный день – нетрудно догадаться, что 15 ава – велели сынам Биньямина явиться в виноградники и взять себе по невесте.

Представив себе эту охоту, этот хищный налет, любая феминистка поперхнется от возмущения и тут же выйдет на площадь с гневными плакатами

Разве могли мудрецы, отдавшие такой приказ, забыть о преисполненном чувствами отрывке: «И полюбил Яаков Рахель, и служил Яаков за Рахель семь лет, и были они в глазах его, как несколько дней, потому что он любил ее»? К слову, именно от этого возвышенного союза произошел Биньямин, потомкам которого было велено хватать девиц в иерусалимских виноградниках. Так где же логика и любовь?

С точки зрения еврейской религиозной философии, любовь – в Б-жественном промысле. Как говорится в Талмуде, главная работа Творца – это соединять пары. И иногда Ему это даётся труднее, чем раздвинуть перед евреями воды моря. Но Он старается, и Его стараниями каждым женихом будет схвачена даже вслепую именно та невеста, которая ему и предназначена. И будут у них совет да любовь. И будут они жить долго и счастливо, пока смерть не разлучит их. Естественно, в один день.

Только вот любая феминистка, и в данном случае не только она, ухмыльнется и скажет, что это всё сказки. Не русские народные, конечно, и не братьев Гримм, и даже не пушкинские, но все-таки сказки. Потому что в жизни так не бывает. Любимые и любящие не умирают в один день. И не живут без ссор. И охладевают друг к другу. И еще очень много «и».

Когда Евгений Долматовский провозглашал в своих известных стихах, что «мы случайно повстречались, мой самый главный человек», имел ли он в виду под «случаем» произвольное стечение обстоятельств или подарок Провидения?

Я в таких случаях всегда вспоминаю об известном британском эксперименте, в котором участвовали две категории людей: считающие себя везунчиками и неудачниками. Каждый из них получил по одинаковой толстой газете и задание – точно подсчитать количество фотографий в оной. Помимо прочих текстов, в газете был и такой: «Скажите экспериментатору, что вы увидели это, и вы получите в награду 250 фунтов!» Ни один из «неудачников» не заметил этого объявления, но большинство «везунчиков» и тут подтвердили свою удачливость и получили деньги.

Стало быть, везение – это просто более широко открытые глаза, хватка и готовность к сюрпризам

Я объясняю это именно так. Случайные встречи всегда не случайны, если ты идешь по жизни, широко вглядываясь в ее ландшафты. Если ты настраиваешься на определенные вещи, если ты заранее в своей голове вводишь, как в гугле, определенные поисковые слова, то тогда ты не пропустишь того «самого главного человека», как и все другое, что может в соответствии с твоими личными мечтами стать для тебя самым главным.

И в этом смысле, наверное, и песни иерусалимских девушек в виноградниках были определенными шифровками с учетом заданных женихами и ими самими поисковых слов: красота, происхождение, деньги. И хочется верить, что под всем этим наносным, пусть и важным, все равно есть любовь. Или, по крайней мере, ее предчувствие.

Так что 15 ава – это не просто День любви, но и готовности положиться на Провидение, реализовать свой выбор и получить удачу. И хотя в этом смысле все дни года неплохи, но почему бы и не выбрать именно 15 ава, чтобы серьезно задуматься, а что же ты хочешь от своего избранника, от себя и на каких дрожжах ты собираешься взращивать любовь.

Эстер Сегаль

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...