Колумнистика

Алексей Алексеев

Сталинград в прямом эфире

02.02.2018

Сталинград в прямом эфире

02.02.2018

Однажды моя младшая дочь сдавала детский тест на знание пословиц и поговорок. Нужно было вставить в предложение недостающие слова. Например: «В споре рождается…» Дочка тогда еще не знала этой пословицы, подумала и написала – «обида». Не знаю, как школьные учителя, а я был в восторге от этого ответа. К чему это я? К боксерскому поединку Сванидзе-Шевченко.

Вот вы сейчас прочли эти две фамилии. И всё, что вы прочтете дальше, никак уже не повлияет на вашу точку зрения. На то, кого вы считаете правым – Сванидзе или Шевченко. На то, считаете ли вы Сталина гением всех времен и народов или палачом и подонком. Какие бы умные аргументы я ни привел – это ничего не изменит. Настали такие времена, когда в споре перестала рождаться истина. Истины больше нет. Или истин несколько – как вам больше нравится. Выбирай на вкус.

У всех теперь своя правда. Факты, доказательства, цифры – кому они нужны? «Свои» верят и без них, а «чужие» даже слушать не будут. Факт – это аргумент, подтверждающий вашу правоту. А если он ей противоречит – то это уже фэйк.

Потому что враг – всегда лжет. А свой – всегда говорит правду.

Признайтесь хоть себе: вы объявляете правдой только то, что соответствует вашим взглядам и интересам. Именно поэтому одни искренне верят в распятого мальчика, а другие не верят в 6 миллионов жертв Холокоста. Поэтому министр культуры Владимир Мединский уверен, что достоверного прошлого не существует. Поэтому Польша принимает закон, согласно которому поляки, оказывается, никак не участвовали в Холокосте. Участие поляков в истреблении евреев – это неопровержимая истина для нас с вами, но для польских законодателей это – преступная ложь.

Крым одновременно и русский, и украинский. Иерусалим – и израильский, и палестинский. Какая правда вам больше нравится?

Мы закрываем глаза и уши и отгораживаемся от всего, что не хотим слушать. Печально, но Facebook нам в этом радостно помогает, выявляя наши пристрастия и выдавая в дальнейшем в ленты новостей только те посты и сообщения, которые им соответствуют. И вскоре нам уже кажется, что весь мир с нами согласен. А как еще? Мы же правы! И когда натыкаемся на несогласного, то бросаемся на него с криком: «Враг!» Ведь только враг не согласится с правдой?

Сталин – эффективный менеджер? Разумеется, сам президент так сказал. Сталин погубил миллионы невинных людей? Да, безусловно, десятки миллионов, возможно – даже сотни! Сталин обожал евреев и создал Государство Израиль? Само собой разумеется, никто и не сомневается. Сталин устроил «дело врачей», боролся с «космополитами» и хотел всех евреев сослать в Биробиджан? Да, это достоверный исторический факт – преступно его опровергать!

Как выясняли, чья правда важнее, либерал Николай Сванидзе и патриот Максим Шевченко

Аргументы не действуют. Факты не работают. Но и мордобой, как показывают последние баталии, тоже не помогает родить истину. Шевченко был абсолютно прав, начистив морду агенту Госдепа и врагу народа Сванидзе, покусившемуся на самое святое для русского народа – на Сталина! Сванидзе был абсолютно прав, съездив мерзкому антисемиту и сталинисту Шевченко по харе. Шевченко прав на все сто, потому что победил в драке. Сванидзе прав, что ударил – потому что обещал. Пацан сказал – пацан сделал! Достал нож? Бей!

Вывод из этого парадокса давно уже сформулирован в старом еврейском анекдоте. «Ребе, но ведь не могут же они быть одновременно правы? – И ты тоже прав!»

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...