Мигрант средней руки

12.02.2018

Правительство Израиля приняло решение о депортации 38 000 африканских нелегалов. В основном – суданцев и эритрейцев. На первом этапе вышлют молодых одиноких мужчин. Вероятно, они более опасны, чем мужчины среднего возраста. Но глава МВД уже безапелляционно заявил: «Высылать будем всех». А значит, в этот список попадут старики, женщины и дети.

Министр, впрочем, не видит в этом проблемы, поскольку депортировать беженцев планирует не в неблагополучные Судан и Эритрею, где беглецам грозит физическое уничтожение, а в «третью страну – абсолютно безопасную и с прекрасными условиями для приема мигрантов», по словам министра. Так и кочует из статьи в статью и из одного интервью в другое эта самая загадочная «третья страна». На днях просочилась информация, что речь идет о Руанде – туда высылали нелегалов раньше. Но на въезде, и это известный факт, у новоприбывших отбирали документы и деньги и впускали в страну, не обеспечивая их никаким официальным статусом, не говоря уже о работе.

Сложно, конечно, представить себе страну, которая с радостью примет в свои объятия 38 тысяч эмигрантов из Африки. Разве что Германия. Так что власти Руанды можно понять.

В Израиле общество по вопросу депортации беженцев раскололось на два лагеря. Представители первого не сомневаются, что африканцев надо высылать, а куда – не так уж и важно. Потому что от них «грязь и беспокойство», и они обязательно при первом же удобном случае примкнут к террористам. Да и вообще – мы строили страну не для них, а для себя! Мы тут титульная нация, а значит – право имеем. У первого лагеря очень сильные позиции. На их стороне Кнессет, МВД, провластные СМИ и больше половины моего фейсбука.

Во втором лагере почти нет чиновников и сотрудников силовых ведомств, зато есть Гроссман, Шалев и профессура израильских университетов. Короче – слабаки и интеллигенты. И аргументы у них соответствующие – интеллигентствующие: беженцев высылать нельзя, на родине их убьют, многие из них прожили в Израиле по 10 лет, поэтому с практической точки зрения лучше их легализовать и адаптировать, чем завозить гастарбайтеров из Китая или Палестинской автономии. А рабочих рук в Израиле действительно отчаянно не хватает.

Мне – учительнице из Южного Тель-Авива, ставшего главным эмигрантским районом Израиля – аргументы обеих сторон ни к чему, потому что мой главный аргумент у меня перед глазами почти каждый день. Признаюсь, иногда мне хочется немедленно покончить с этим аргументом – из-за балагана, устроенного на очередном уроке. Но тут же он мне улыбается или радостно вопит, завидев меня у входа в школу, а бывает – вытягивает весь класс во время открытого урока. И я уже готова простить ему все.

Ему 14 лет – моему ученику. Восемь из них он провел в Израиле. Его родители – нелегалы. Жизнь их не сахар. Каждые три месяца они должны продлевать визу, которая не дает права на работу. И хоть МВД и намекает, что не будет штрафовать работодателей, которые возьмут нелегалов на работу, это только открывает широкие возможности для злоупотреблений и коррупции. У людей с неопределенным статусом и без работы возникают вполне естественные проблемы с решением любого вопроса – от аренды жилья до получения медицинской помощи.

Некоторое время назад родители моего ученика поняли, что дело – плохо, и, предприняв отчаянные усилия, попробовали пробиться в Канаду: скопили деньги, обратились в посредническую фирму, но она, конечно, оказалась мошеннической, и деньги пропали. Впереди у них – неизвестность.

А их сын тем временем учится в школе и, кстати, совсем неплохо. У него роман с девочкой-израильтянкой, а его лучшие друзья – недавние репатрианты из России и Грузии. Он валяет дурака, дружит, ссорится, влюбляется и болтает на иврите – этот язык давно стал для него родным. Но в последнее время он молча сидит на моих уроках, глядя в одну точку. Потому что страна, которая была для него домом, собирается вышвырнуть его в мрачную неизвестность.

Я отнюдь не считаю, что нужно впускать людей бесконтрольно и в любых количествах – должны быть чёткие и ясные правила, регламентирующие пребывание иностранцев, и их нарушение должно наказываться по закону вплоть до высылки. Это нормально – у каждой страны есть такие правила, в том числе и у Израиля. Но еще я точно знаю – с детьми так нельзя! Потому что дети вне зависимости от цвета кожи и национальности рождаются со способностями – к музыке, математике или работе на конвейере. Но они не рождаются плохими. Плохими их делаем сами мы – взрослые.

На протяжении многих веков всеми гонимый еврейский народ вынужден был перебираться из страны в страну, везде находя лишь временное пристанище. Мы знаем, что такое быть беженцами. Мы были ими долгие столетия. Просто сейчас мы – у себя дома, а беженцы – они.

Полина Ехилевская

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...