Аферисты в Париже

19.09.2017

В Париже появилась новая достопримечательность – еврейская мафия. Один представляется тайным шпионом и просит помочь деньгами спецслужбам Франции, другой устраивает распродажи квот на окись углерода. И это работает! Только последние аферы тунисских евреев из бедных кварталов Парижа тянут на миллиарды евро. А в основе – почти одесская история, которая стара, как мир.

В 1925 году в Париж из Бессарабии прибывает Иосиф Йоанович, впоследствии ставший «месье Жозефом». Имея талант бизнесмена и не чураясь афер, он стал торговать металлоломом, сколотил неплохое состояние, да еще и обзавелся полезными связями в полиции и разных деловых кругах предвоенной Франции. Как ни странно, золотой час месье Жозефа пришелся именно на темные годы оккупации Парижа. Его предприятие по продаже и добыче металлолома было настолько важным для нацистов, что они закрывали глаза на его еврейство: месье Жозеф получил специальный пропуск гестапо и даже чин «почетного арийца».

После войны он был осужден на пять лет за сотрудничество с оккупантами, но отбыл в итоге их не полностью. Его освободили условно-досрочно, в том числе и потому, что большую часть заработанных на нацистах денег он, как выяснилось, отдавал на нужды французского Сопротивления, да и вообще охотно помогал многим жертвам нацизма во Франции. Насколько это было действительно так, сказать трудно, возможно, месье Жозефа все-таки спасли связи и способность к гениальному манипулированию, главные жертвы которого были еще впереди.

В 1954 году во Франции изобрели налог на добавочную стоимость, который был полностью принят в 1958 году и затем распространился во всем развитом мире. Месье Жозеф увидел в новом налоге новую возможность для себя. Поскольку в начале многие предприятия были освобождены от налога или же им полагалась компенсация от государства, то Йоанович основал фиктивную фирму по импорту-экспорту металлов и быстро получил от французского государства возврат на стоимость налога, который он не платил. Всё бы ничего, однако желание красиво жить погубило талантливого жулика – он покупал дома и ездил в роскошном авто, чем, собственно, и привлек внимание инспекторов налогового управления. От слежки он сбежал в Израиль, но израильские власти его выгнали по настоятельному требованию Франции.

Месье Жозеф скончался в 1965 году, но дело его продолжило жить. В начале нулевых сразу несколько мошенников проворачивали многомиллионные махинации с налогом на добавочную стоимость в конкретной сфере – на удивление, в экологической. Суть была такова – Франция начала бороться с глобальным потеплением и ввела определенную квоту на объемы CO2, выделяемые конкретным предприятием. Если предприятие превышало квоту, на него накладывали серьезный штраф. Но вот если предприятие выпускало в окружающую среду даже меньше CO2, чем разрешалось, то оно могло продать свою квоту другому предприятию и получить возврат НДС от государства. Намерения у правительства Франции были самые лучшие – учесть в новых правилах и кнут, и пряник, использовать и штраф за чрезмерное загрязнение окружающей среды, и вознаграждение за использование современных технологий, защищающих экологию. Этими лучшими намерениями и воспользовались тунисские и марокканские евреи, выходцы из простых семей и бедных кварталов Парижа.

Грегори Зауи, Aрно Мимран, Сириль Астрюк, Сами Суэд и Марко Мули были обычными мелкими парижскими коммерсантами – занимались импортом-экспортом текстиля, а проще говоря, перепродавали во Франции купленные по дешевке в Америке джинсы и футболки. Дела шли не очень бойко – это и разбудило в них «стремление к большему». В какой-то момент они просто решили создать «карусель» перепродаж экологических квот на окись углерода. Для этого создали целую цепочку офшорных предприятий, причем с крайне подозрительными названиями – Shadow Company («Теневая компания»), Great Luck International («Великая удача»), Cimes CO2 («Цимес СО2»).

Все это, как ни странно, не возбудило подозрений налогового управления. Жулики легко «заработали» примерно 280 миллионов евро за период с 2008 по 2009 годы. Сами Суэд поручил Марко Мули открыть фиктивные счета на Кипре и в Тунисе за скромное вознаграждение в полтора миллиона евро. Однако вскоре Суэд был убит выстрелом в упор в 17-м фешенебельном квартале Парижа в 2010 году. Других мошенников опять же погубила страсть к расточительству и роскоши. В конце концов, все они выходцы из скромных кварталов Парижа и Марселя, которые хотели большего успеха и красивой жизни. Они стали покупать роскошные яхты, отдыхать в Майами и ездить на «поршах» и «ламборгини». Такой нарочито расточительный образ жизни привлек к ним внимание сыщиков. Однако на какое-то время им удалось скрыться от французского правосудия в Израиле – между Францией и Израилем нет соглашения об экстрадиции. В Израиле они обосновались в самых роскошных кварталах Герцлии-Питуах, недалеко от резиденций иностранных послов. Но в Израиле они заинтересовали уже местную полицию. Первые процессы по их делу начались в 2010 году, в этом году завершились последние процессы по делу Мимрана и Мули – жулики получили восемь и десять лет тюрьмы соответственно.

История с «двуокисной аферой» плавно перешла в еще одну. В конце августа на Украине был арестован еще один знаменитый аферист – Жильбер Шикли. Его преступления были еще проще и гениальнее, чем у вышеописанных героев. Невероятно, но факт: Шикли удалось за год надуть 33 французских банка и другие предприятия, включая таких гигантов бизнеса, как банк HSBC, авиазаводы Dassault, железнодорожную компанию Alstom и знаменитую Galeries Lafayette. Шикли просто звонил или посылал мейлы служащим этих предприятий, выдавая себя то за директора, то за сотрудника французских спецслужб. Затем он требовал перевести на специальный счет астрономические суммы, естественно, соблюдая секретность. Таким образом Шикли «заработал» 60 миллионов евро. Все эти годы он скрывался в Израиле и непонятно, для чего поехал в Украину. Но образ Шикли даже вдохновил режиссера Паскаля Эльбе, который снял по мотивам преступлений Шикли фильм Je compte sur vous («Я на вас рассчитываю») с Винсентом Эльбазом в главной роли.

Александр Гринберг

Комментарии