Евреи под запретом

31.05.2018

Этой весной мы стали свидетелями рождения свежего термина – Новый антисемитизм. За несколько недель он разошелся по ведущим европейским СМИ. Чем новый антисемитизм отличается от старого, разбирался наш парижский корреспондент.

Началось всё, как это обычно в Европе и бывает, во Франции. Спустя месяц после потрясшего всех убийства пожилой еврейки Мирей Кнолль, о котором мы рассказывали в статье «Чисто парижское убийство», французская газета Le Parisien опубликовала «Манифест против Нового антисемитизма». Этот полный гнева и ярости документ уже успели прозвать «Письмом трехсот». Его, к слову, среди многих подписали такие разные личности, как политики Николя Саркози и Мануэль Вальс, певец Шарль Азнавур и актер Жерар Депардье. Встречается среди подписантов и множество имен арабского происхождения, в том числе действующих имамов и либеральных исламских теологов.

Инициатором этого манифеста стал бывший главный редактор сатирического еженедельника «Шарли Эбдо» Филипп Валь. Этот жесткий манифест не только обличает вопиющее бездействие французских властей, закрывающих глаза на происходящие в стране убийства евреев, но и обрушивается на леволиберальный европейский политический лагерь, известный своей антиизраильской риторикой, переходящей периодически в антисемитскую.

Главное, что в этом манифесте открыто объявлен и назван своим именем источник агрессии – исламский радикализм. Именно его адепты были замешаны во всех без исключения многочисленных случаях расправы над евреями во Франции, начиная с теракта в кошерном супермаркете и заканчивая жестоким убийством беспомощной и больной женщины. В манифесте приводится интересная статистика: евреи, к примеру, подвержены риску нападения во Франции в 25 раз чаще, чем мусульмане.

Помимо традиционных апелляций к властям разобраться и наконец решительно повлиять на ситуацию, в манифесте появляется требование к исламским деятелям – пересмотреть те части Корана, где есть открытые призывы к расправе над евреями, христианами и всеми остальными «неверными». Фактически манифест призывает исламских лидеров Франции включиться в борьбу с антисемитизмом, который в их общинах является массовым и повсеместным явлением.

Ответ на этот манифест поступил незамедлительно: рупором возмущенных стал ректор Большой Парижской мечети Далил Бубакер, резко осудивший воззвание французской интеллигенции и назвавший его «несправедливым и глубоко ошибочным». Он также не забыл пожаловаться на антиисламские настроения во Франции. Собрата поддержал председатель национального комитета против исламофобии Абдалла Зекри, охарактеризовавший манифест как «тошнотворный и зловещий», а также призвавший прекратить оскорблять и стигматизировать мусульман. Вероятно, видных деятелей исламского движения вывело из себя требование пересмотреть антисемитские фрагменты в Коране.

Фактически антисемитизм во Франции дошел до таких пределов, что впору опасаться «войны диаспор», в которую может быть втянута вся страна. И это мнение не рядового еврея-парижанина, а позиция министра юстиции страны Николь Беллубе. Но многие французы считают, что эта война давно началась. Например, актриса Жюльет Бинош, получившая «Оскар» за лучшую женскую роль в «Английском пациенте», выступая на телеканале ARTE так и сказала: «Мы на войне». А известная французская пословица гласит: на войне как на войне.

Пока власти не услышали голоса французских евреев и интеллигенции. Это неудивительно – исламские лидеры решительно призывали мусульман на прошедших выборах голосовать за победившего в результате Эммануэля Макрона, и электоральная поддержка этих групп избирателей для действующей власти важнее голосов горстки евреев и примкнувших к ним «отщепенцев». Но неожиданная помощь «трёмстам спартанцам» пришла из Германии: канцлер Ангела Меркель выступила с заявлением, осуждающим «Новый антисемитизм некоторых арабских беженцев и иммигрантов». Обычно фрау Меркель так прямолинейно не выражается и гораздо более обтекаемо и политкорректно высказывается о мигрантах.

Впрочем, и в самой Германии антисемитизм снова поднимает голову. А как иначе назвать, если средь бела дня на человека в кипе нападают в центре Берлина? Одновременно в Германии формируются исламские гетто со своей шариатской полицией и антисемитизмом в качестве базиса идеологии населяющих их жителей.

Антисемитизм из Германии никогда не исчезал, несмотря на прошедшую в стране денацификацию. Просто там надо пожить, чтобы это почувствовать: неприятие евреев в Германии гнездится очень глубоко. Многие немецкие «левые» при выключенных камерах могут запросто сказать, что «уже сыты по горло этими сказками про Холокост». А знаменитый публицист и узник Освенцима Жан Амери, написавший едва ли не самую беспощадную книгу на тему немецкой вины за Холокост, еще в начале 1970-х годов объявлял, по его собственному выражению, «пожарную тревогу» из-за антисемитизма немецких «левых», весело скандировавших «Смерть Израилю!» на своих демонстрациях. Так что не стоит теперь удивляться таким «мелочам», как осквернение мемориала жертвам Холокоста, случившееся в конце прошлого года в центре Берлина.

Ультраправая партия «Альтернатива для Германии» так вообще требует «упразднения национальной памяти» – то есть памяти о Холокосте и преступлениях нацизма. Ну прямо как в Польше, уже принявшей закон о запрете возложения вины за Холокост на поляков и введшей даже уголовную ответственность за это. В новой Германии евреев пока не убивают, как делали это в старой или творят сейчас в Париже, а только бьют. Но кинуть пивную бутылку в окно дома журналистки, славящейся своей произраильской позицией, можно запросто. Как и получить письмо с угрозами от анонимов «за поддержку сионистов» – тоже легко. И остаётся только гадать, от кого в этот раз «прилетело»: от неонацистов или исламистов.

В соседних Нидерландах синагоги вынуждены охранять морские пехотинцы на бронированных джипах, а еврейские кварталы бельгийского Антверпена круглосуточно патрулируются полицейскими, будто вы у Шхемских ворот в Иерусалиме. Но это, конечно же, никак не связано с тем, что в брюссельских и гаагских мечетях мусульманские богословы устраивают явно антисемитские проповеди под безразличным оком властей.

Наблюдая эти судорожные попытки борьбы с антисемитизмом в отдельных местах одной рукой на фоне повсеместного взвинчивания антиизраильских настроений другой рукой, остаётся удивляться, как Европа снова дошла до жизни такой. Произошел системный сбой, который опять повернул вектор движения в сторону антисемитизма. И сколько бы сохранившие ещё вменяемость части европейских элит ни называли это явление Новым антисемитизмом, от старого он в самом деле ничем не отличается: у Европы богатые традиции антисемитизма.

Максим Черников

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...