Заплыв назло нацистам

13.07.2011

В открывшейся на прошлой неделе в Вене Европейской маккабиаде принимают участие двое евреев из Австрии, переживших Холокост. 80-летние друзья детства Джон Бенфилд и Артур Фигур, оба врачи по професии, накануне Второй мировой войны эмигрировали из присоединенной к нацистской Германии Австрии в США. Пожилые медики полны жизненных сил и уверенности в себе: «Мы покажем нацистам, что все еще живы и способны на многое». Занимавшиеся плаванием в юности, Бенфилд и Фигур намерены принять участие в соревнованиях в этом виде спорта.

«Когда я услышал о том, что в этом году Европейская маккабиада пройдет в Вене, я решил, что непременно должен принять в ней участие, хотя великим пловцом меня не назовешь, — говорит Бенфилд. — Я покажу нацистам, что мы все еще в строю».

В этом году в Европейской маккабиаде принимают участие около двух тысяч спортсменов из 37 стран. Маккабиады, проводимые раз в четыре года, зачастую называют «еврейскими олимпиадами». В этом году впервые после окончания Второй мировой войны маккабиада проходит в немецкоязычной стране.

«Если бы я остался в Австрии, меня бы непременно убили. Возвращение в Вену для меня очень символично, — говорит Артур Фигур, возглавляющий медицинский центр «Маунт Синай» в Нью-Йорке, — я горжусь тем, что у меня хватило мужества вернуться в Австрию, продемонстрировав тем самым, что евреи живы!»

На церемонии открытия Маккабиады Бенфилд и Фигур гордо несли флаг США.

Джон Бенфилд, в прошлом хирург, живущий в Лос-Анджелесе, рассказывает, как их с Фигуром поездка на Маккабиаду чуть не сорвалась. Сперва организаторы игр сообщили, что не располагают возможностями для проведения состязаний по плаванию, однако вскоре Бенфилду, имеющему двойное гражданство США и Австрии, предложили выступить в составе австрийской команды пловцов. «Я поблагодарил их за столь почетное предложение, но был вынужден отказаться. Я обязан Америке своей жизнью и выступать буду только за команду США», — заявил он.

В 30-х годах прошлого века Бенфилд и Фигур вместе учились плавать в еврейской спортивной школе, основанной в 1909 году в Вене. Причиной создания школы стало то, что ни в одну другую спортивную секцию евреев в то время не принимали. Дядя Бенфилда, известный пловец, защищавший честь Австрии на Олимпийских играх, работал в этой школе тренером.

Из числа венских евреев в начале прошлого века вышло множество писателей, художников, музыкантов и ученых с мировым именем. После аншлюса 1938 года ситуация резко изменилась: евреев начали преследовать, а вскоре и уничтожать.

Историки до сих спорят об отношении австрийцев к аншлюсу: были ли они первыми жертвами Гитлера, или, наоборот, встретили фюрера с распростертыми объятиями?

«Начнем с того, что моя мама родилась в Голландии, и Вена не была для нее “уютным домом”, — рассказывает Фигур, — когда в город вошли немцы, она посадила меня на поезд, следовавший в Голландию, где жили ее родители».

Бенфилды тоже бежали к родственникам в Голландию, а в июле 1938 года обе семьи сели на корабль, следовавший в США. В Нью-Йорке они поселились в одном доме. Джон и Артур вместе учили английский язык, поступили в одну и ту же школу и стали закадычными друзьями на всю жизнь.

Они оба бывали в Вене и раньше, однако темное прошлое родной страны гнетет их по сей день.

Джон Бенфилд приехал в Вену вместе с сыном, который тоже принимает участие в соревнованиях по плаванию. Каждая поездка в Австрию заставляет его крепко задуматься: «Теперь я чувствую себя здесь комфортнее, чем раньше, но, в то же время, прошлое Австрии до сих пор держит меня в сильном напряжении». Бенфилд сохраняет австрийское гражданство только для того, чтобы иметь возможность участвовать в выборах: «Я хочу голосовать, так как мой голос — против фашистов. Я не позволю, чтобы эта страна снова попала в нацистстские обьятия».

Выслушав своего друга, Артур Фигур задумался: «Мне здесь неуютно. Сложно сказать, почему. Вена — очень красивый город с потрясающей архитектурой, но, несмотря на то, что жить здесь весьма комфортно, я бы сюда не вернулся. Моя покойная мама очень расстроилась бы, если бы я снова здесь поселился».

Полина Ковалевич

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...