Еврейская «наглость» модна в Польше

03.02.2014

Вернувшись в Польшу после посещения Израиля по программе «Таглит», Антонина Самецка стала носить кулон с изображением звезды Давида. Увидев это, ее пережившая Холокост бабушка испугалась и попросила внучку снять украшение. Она считала, что демонстрировать свою принадлежность к еврейству в современной Польше — занятие опасное. 


Антонина не согласилась с бабушкой и по прошествии 10 лет создала линию модной одежды, украшенной еврейской символикой. Коллекция одежды, выпущенная в 2012 году под брендом Risk Oy, является, по словам дизайнера, «стильной, привлекательной и еврейской».

Коллекция состоит из толстовок, брюк, юбок, футболок и даже галстуков, выполненных в различных оттенках серого с изображением магендавидов, менор, ладоней-хамс и слов «хуцпа», «шалом», «Израиль».

Надпись на одной из футболок гласит: «Спасибо моей маме». Ее смысл, по словам Антонины, заключается в том, что когда кто-то говорит о своем еврейском происхождении, его всегда спрашивают, по папе он еврей или по маме. Надпись призвана разрешить сомнения на сей счет. Футболка, помимо надписи, украшена также изображением магендавида и снежинки, которая символизирует «беспокойство еврейской мамы о том, не замерзло ли ее чадо».

Еще один примечательный предмет коллекции — толстовка со слоганом «I love J FOREVER». Буква J в данном случае означает не сокращение от Jude (эту отметку ставили в документы евреев в нацистской Германии), а намек на известный еврейский сайт знакомств JDate. «Мы, конечно, встречаемся с теми, кто нам нравится, но родители всегда говорят нам, чтобы мы нашли себе еврейского спутника жизни», — рассказывает дизайнер.

В юмористических надписях, украшающих одежду из коллекции Антонины, часто встречается слово «хуцпа». «Раньше это слово, которое обычно переводят как “наглость”, имело негативный смысл, но сегодня его значение изменилось, — говорит дизайнер. — В настоящее время под хуцпой чаще всего подразумевают уверенность в себе и прямоту».

В перспективе Самецка мечтает завоевать и израильский рынок: «Главный месседж, который мы пытаемся донести, — что быть евреем стало круто. Мы произвели ребрендинг еврейской идентичности, сосредоточив внимание на позитивных вещах, которые есть в нашей культуре», — уверена дизайнер.

Судя по всему, поиск еврейских корней превратился в современной Польше в настоящий тренд. Часто результаты этого поиска гораздо более серьезны, чем ношение футболок с хамсой. Показательна в этом отношении история бывшего варшавского скинхеда по имени Павел.

До 24 лет Павел, ныне ортодоксальный еврей, был убежденным неонацистом — брился налысо, носил холодное оружие и вскидывал правую руку в нацистском приветствии. Родители предпочитали закрывать глаза на поведение сына: догадываясь о его связи с неонацистами, надеялись, что с возрастом это пройдет. «Они по-настоящему испугались лишь тогда, когда я вернулся домой под утро весь в крови», — вспоминает Павел. Как выяснилось позже, родители Павла все эти годы скрывали правду о происхождении своей семьи.

Первым, кто заронил в душу молодого человека подозрения, стал его дед. Однажды Павел при нем произнес антисемитское ругательство. «Если ты еще раз скажешь такое в моем доме, ноги твоей здесь больше не будет!» — возмутился тот.

Павел отслужил в армии и женился на своей соратнице по неонацистской группировке. Именно Полина, его молодая жена, открыла Павлу глаза на его происхождение. Она подозревала, что имеет еврейские корни, и обратилась к специалистам в области генеалогии, чтобы узнать о своих предках, а заодно и о предках мужа. Архивное исследование показало, что бабушка и дедушка Павла по материнской линии были варшавскими евреями — так же, как и бабушка и дедушка Полины. Потрясенный Павел потребовал от своих родителей правды. Выяснилось, что и другой его дед, со стороны отца, был еврейского происхождения. «Оказалось, что мои родители — типичные потомки евреев, переживших войну. Они решили скрыть свое происхождение, чтобы оградить семью от преследований. Представьте, я был неонацистом — и вдруг узнал такое. Неделями я не мог смотреться в зеркало. Для меня это был настоящий шок», — рассказывает Павел.

Чтобы разобраться в себе, молодой человек решил обратиться за советом к Михаэлю Шудриху, главному раввину Польши. «Кровь твоих предков зовет тебя», — сказал ему раввин. В 24 года Павел сделал обрезание, а спустя еще два года принял решение соблюдать заповеди. Его жена Полина стала носить шейтл — парик, традиционный для еврейских женщин. В семье двое детей, которые воспитываются в традициях иудаизма. Родители Павла так и не обратились к еврейским корням, но мать иногда приходит к нему вечером в пятницу, чтобы зажечь шаббатние свечи. А когда в прошлом году умер его отец, Павел прочел над его могилой Кадиш.

«Если уж я решил двигаться в каком-то направлении, на полпути я не остановлюсь: если я ем за обедом мясо, то кофе я пью без молока, потому что так кошерно. Сейчас я изучаю законы кошерного забоя скота — готовлюсь стать шойхетом», — признается Павел.


Татьяна Володина