Дознавателя Эйхмана похоронили в Ванзее

27.05.2014

Бывший сотрудник израильской полиции и дипломат Авнер Лесс, участвовавший в следствии по делу идеолога «окончательного решения еврейского вопроса» Адольфа Эйхмана, в конце прошлой недели был перезахоронен на своей родине в Берлине. 


Символичным совпадением стало то, что израильтянина похоронили на кладбище в берлинском районе Ванзее — рядом с виллой, где в январе 1942 года состоялась знаменитая конференция нацистских лидеров с участием Эйхмана, санкционировавшая геноцид против еврейского населения Европы.

С конца 60-х годов Авнер Лесс и его жена Вера жили в Швейцарии. В 1980 году Вера умерла и, согласно завещанию, была похоронена на еврейском кладбище родного Гамбурга. Авнер Лесс умер в 1987-м, но из-за бюрократических проволочек и невозможности прийти к соглашению с похоронными службами Гамбурга его останки пришлось захоронить в Цюрихе. Лишь более 20 лет спустя супруги обрели последний покой на родине Авнера Лесса — в Берлине.

«Последняя воля моего отца состояла в том, чтобы быть похороненным вместе с женой на родине предков — в Германии. Я счастлив, что теперь она исполнена, — говорит сын покойного Алон Лесс. — Мои родители считали, что Германия преодолела последствия своего нацистского прошлого».

Авнер Лесс женился на Вере в 1936 году в Париже, куда оба эмигрировали из Германии после прихода к власти нацистов. Спустя два года они репатриировались в Палестину; многие их родственники, оставшиеся в Европе, погибли в годы Холокоста. Отец и мачеха Авнера были депортированы в Освенцим, мать Веры, бежавшая от нацистов в Югославию, была схвачена ими в Белграде.

После приезда в Палестину Авнер Лесс устроился на работу в хайфскую полицию. После провозглашения независимости возглавлял департамент импорта и экспорта в Министерстве промышленности и торговли. В 1951-м перешел на службу в отдел экономических преступлений израильской полиции, а с 1954 по 1968 год работал в МИДе, где занимал должность атташе в израильском консульстве сначала в Нью-Йорке, затем в Париже, а также был представителем Израиля в Интерполе.

В 1960 году, когда агенты «Моссада» разоблачили скрывавшегося в Аргентине Адольфа Эйхмана и тайно вывезли его в Израиль, Авнер Лесс вошел в группу следователей, готовивших обвинение.

В интервью Ynet Алон Лесс рассказал о том, какое впечатление Эйхман произвел на его отца, когда тот впервые увидел разоблаченного нациста: «Он думал, что перед ним предстанет высокий голубоглазый блондин, “ настоящий ариец”, однако Эйхман оказался невысоким лысоватым человеком в толстых очках — совершенно заурядным на вид субъектом, на которого на улице и внимания не обратишь. Именно это потрясло отца больше всего».

В ходе допросов Эйхман пытался доказать, что был всего лишь винтиком в грандиозном аппарате Третьего рейха и только выполнял чужие приказы. Однако благодаря скрупулезно собранным доказательствам Лесс сумел уличить нациста во лжи. Однажды Эйхман спросил Лесса, что случилось с его собственной семьей. «Мои брат и сестра в полном порядке, — ответил он, — а вот отца вы отправили в Освенцим».

В 1961 году Эйхман был признан виновным в преступлениях против еврейского народа и против человечества и приговорен к смертной казни через повешение. Это был второй и последний случай вынесения смертного приговора в истории Израиля.


Роберт Берг