Война вручную

09.03.2017

Мухаммад Аз-Завари подошёл к своей машине, но сесть в неё уже не успел. Внезапно вынырнувший из-за угла минивэн перегородил улицу. Раздалось около двух десятков выстрелов. Минивэн, стремительно набирая скорость, скрылся. На асфальте остались разбитые от выстрелов стёкла, два выброшенных пистолета с глушителями и тело Аз-Завари с восемью пулевыми ранениями, три из которых – в голову и грудь – были смертельны.

Так три месяца назад, 15 декабря 2016 года, в живописном тунисском городе Сфакс был убит 49-летний инженер, считавшийся главным экспертом ХАМАСа по беспилотной технике. Тунисская полиция довольно быстро сумела арестовать около десятка граждан страны, причастных к убийству. Вот только ни один из них даже не подозревал о своей причастности к ликвидации одного из наиболее опасных специалистов ХАМАСа. Одни искренне полагали, что их приняли на работу в европейскую страховую компанию, решившую открыть представительство в Сфаксе. И по просьбе работодателей они приобрели для будущего офиса сотовые телефоны и взяли в прокате машины. Другие считали, что принимают участие в съёмках документального фильма для малазийского телеканала.

Главная фигурантка – журналистка из Туниса, постоянно проживающая в Венгрии – за полгода до случившегося нашла через интернет работу в «продюсерской компании» и отправилась на родину снимать документальный фильм о технологических новшествах в сфере медицины и авиации. По просьбе руководства компании она дважды встречалась с Мухаммадом Аз-Завари, получила бонус за отличное интервью и назначила третью встречу, на которую приехать не смогла. Вместо неё Аз-Завари встретили совсем другие люди, оставившие ХАМАС без разработчика дронов и миниатюрных подводных лодок с дистанционным управлением, на которые так рассчитывали террористы.

В расположенном напротив места убийства кафе были установлены видеокамеры. Но и они помочь следствию не смогли – оказалось, что все записи в нужном промежутке времени были стёрты таинственными хакерами, проникшими в систему видеонаблюдения. ХАМАС привычно поклялся отомстить «проклятым сионистам». Тунисские власти были осторожнее в своих оценках, но и без того всем было ясно, кто больше всего выиграл от ликвидации Аз-Завари. Впрочем, официальный Израиль от какой-либо реакции на эти обвинения, как и обычно, воздержался, ограничившись замечанием министра обороны, что покойный Аз-Завари совершенно точно не был кандидатом на Нобелевскую премию мира.

Две недели назад, в среду, 22 февраля, ливанские СМИ сообщили об атаке израильских ВВС в Сирии, разбомбивших конвой «Хизбаллы», перевозивший оружие в Ливан. Информация мелькнула в новостной ленте израильских и арабских ресурсов, но не вызвала особого ажиотажа. Дело привычное – с начала декабря арабские СМИ сообщали о подобных атаках уже семь раз. А несколькими днями ранее базирующиеся на Синае боевики ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) объявили, что были атакованы с воздуха израильтянами, уничтожившими группу из пяти боевиков в северной части полуострова. С начала декабря это был уже пятый раз, когда синайские террористы ИГИЛ жаловались на воздушные атаки израильтян. Во всех этих случаях – и в Сирии, и на Синае – израильское правительство не признало, но и не отвергло причастность своих ВВС.

Таково нынешнее положение на Ближнем Востоке – Израиль свободно действует за пределами собственных границ, осуществляя свои интересы в сфере безопасности, будь то враждебная Сирия, где ни у повстанцев, ни у Асада нет возможности остановить израильские ВВС, или Синай, где, вероятно, существует договорённость с союзниками-египтянами, или даже Тунис. При этом следует учитывать, что все эти атаки, вероятно, лишь надводная часть айсберга, которую не заметить просто невозможно. Но есть ещё и акции, остающиеся за пределами общественного внимания.

На самом деле, мы имеем дело с новым военным подходом, формировавшимся в израильском руководстве в последние десятилетия, так называемой стратегии «битв между войнами». Она возникла как реакция на чёткое осознание ограниченности ресурсов еврейского государства – и человеческих, и финансовых. Израиль просто не может позволить себе большие и растянутые во времени войны или затяжные военные операции. Тем более что последние приводят к мощному международному давлению, с которым израильское правительство вынуждено считаться. Вместе с тем, есть немалая свобода действий, которую Израиль может себе позволить, не доводя при этом ситуацию до войны или серьёзной международной реакции.

Согласно новой стратегии, враги Израиля должны всё время находиться в напряжении, никогда не зная, с какой стороны в следующий момент последует, может, и небольшой, но болезненный удар. Постоянно ожидая неприятных сюрпризов, они вынуждены тратить гораздо больше сил и времени на собственную защиту, нежели на подготовку атак против Израиля. Подобное непрерывное нанесение ущерба возможностям вражеской структуры отдаляет реальную войну и обеспечивает расклад, в котором, даже если она и начинается, то на гораздо худших для измотанного противника-террориста условиях. При этом все эти действия должны быть настолько вымеренными и продуманными, чтобы не спровоцировать противника на резкую ответную реакцию.

Атаки в Сирии, приписываемые израильским ВВС, разумеется, не могут полностью лишить «Хизбаллу» современных видов оружия, и без своего главного специалиста по беспилотникам ХАМАС по-прежнему остаётся серьёзной угрозой, а одними налётами с воздуха победить ИГИЛ на Синае не удастся. Тем не менее каждый уничтоженный конвой с оружием, каждый ликвидированный специалист ХАМАСа или ракетный расчёт на Синае означает меньше жертв среди гражданского населения в будущей войне, рассматриваемой уже не в контексте «если», а исключительно «когда». Приписываемый Александру Македонскому афоризм: «Нападение – лучшая защита» и цитата из римского историка Корнелия Непота: «Хочешь мира – готовься к войне» – для Израиля не просто расхожие фразы. Это суровая необходимость.

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...