От Катыни к Волыни

20.10.2016

Поляки настойчиво разбираются в прошлом – за «Катынью» вышел фильм «Колоски», посвященный убийству евреев в Едвабне, и вот теперь «Волынь». Картина про зверства украинских повстанцев подрывает неокрепшую дружбу народов, и в её финансировании подозревают Россию. На Украине фильм уже запретили к показу.

Фильм «Волынь», вышедший в польский прокат в конце прошлой недели, не допустили к показу в Киеве по рекомендации Министерства иностранных дел. Фильм повествует о нападениях украинской повстанческой армии на сёла, расположенные на Волыни, в которых, кроме евреев и караимов, проживали преимущественно поляки. Вообще, история «Волынской резни», произошедшей в 1943 году на только тогда отошедшей Украине территории Волыни, стала активно обсуждаться в польском обществе в последние два десятилетия. Ещё в 1992 году польская делегация посетила Украину, чтобы провести своё расследование на местах событий.

Было обнаружено порядка 600 захоронений, эксгумация которых подтвердила факты, изложенные в архивных документах. Мнения политологов, историков и общественных деятелей Польши в оценке произошедшего, конечно же, разделились: часть считает, что нападение украинцев на поляков было геноцидом, противоположная сторона даёт им более щадящую оценку – «этнические чистки». Сложно сказать, в чём состоит мягкость этой формулировки, но с точки зрения трактовки определений она звучит вроде бы точней. В 1997 году на месте событий работала украинская экспедиция – её результаты несколько противоречили польским, хотя в целом соответствовали уже обнаруженным фактам. Отношение к этой истории также поделило украинское общество на два лагеря.

В апреле 2003 года был обнародован ряд совместных заявлений украинских и польских политиков «Про примирение в 60-ю годовщину трагических событий на Волыни», к ним присоединились все видные польские и украинские общественные деятели. Ещё через 10 лет, накануне 70-й годовщины событий, партия «Право и справедливость» внесла в польский парламент законопроект об установлении 11 июля «Дня памяти мученичества кресавян» – погибших жителей указанных областей, а 13 апреля 2013 года «Крестьянская партия» внесла законопроект «По поводу геноцида, совершенного ОУН УПА против поляков и восточных кресов в 1939-1947 годах».

Ключевым тезисом обоих проектов стало признание Украинской повстанческой армии – ОУН преступной организацией, совершившей геноцид в отношении жителей Западной Украины. Эту формулировку поддержало тогда 219 депутатов, а 222 проголосовали против, таким образом, вопрос о геноциде был снят с повестки дня. 11 июля того же года после длительной и очень сложной дискуссии в польском парламенте события 70-летней давности решено было назвать «этнической чисткой с признаками геноцида».

***

Подготовку к съёмкам режиссёр Войцех Смаржовский начал ещё в 2012 году. Уже через несколько лет наслышанные о планах драматурга эксперты говорили о важности обнародования истории самого кровавого эпизода украино-польского конфликта XXвека. Но в то же время они озвучивали опасения по поводу возможного охлаждения польско-украинских отношений, последующего за премьерой. Польша долгое время выступала посредником между Украиной и Евросоюзом, но попытки поляков осмыслить произошедшие между соседями конфликты вносили определённое замешательство в отношения стран. На претензии в несвоевременности картины режиссёр отвечал, что для такой болезненной истории время никогда не будет подходящим, и если двум соседствующим народам суждено жить в мире и дружбе, то разрушить это не способно ничто: «Создание ситуации любви по принуждению – когда этой темы избегают, не говорят об убитых поляках – не характеризует нас с лучшей стороны. Пока что я не думаю о том, что случится потом».

Тем не менее кинокритики и публицисты Украины и Польши предрекали, что картина отбросит отношения между Киевом и Варшавой на десятилетие назад. А неприятности начались уже во время съёмок. «Изначально мы решили, что в фильме поляки будут играть поляков, а украинцы – украинцев. Была такая ситуация, что два актёра отказались сниматься по идеологическим причинам, а ещё три других актёра сначала согласились сниматься, а потом отказались, потому что прошёл слух, что фильм снимается на деньги России», – рассказал режиссёр тогда информационным агентствам.

Премьера фильма в Киеве была назначена на 18 октября 2016 года, однако накануне Министерство иностранных дел Украины не рекомендовало показ, чему Польский институт в Киеве повиновался. Ещё до главной премьеры режиссёр картины Войцех Смаржовский организовал показ для польских политических экспертов и украинских дипломатов. Последние высказались о картине холодно, а посол Украины в Варшаве Андрей Дещица сказал, что в ней не представлена вся ретроспектива событий на Западной Украине, повлекших за собой столь тяжёлые конфликты. И, конечно же, высказал опасения, что фильм будет использован третьими силами для обострения отношений между Польшей и Украиной. Третьи силы не заставили себя ждать – не способна российская общественность обойти возможность ещё раз высказаться по поводу украинской повестки.

Телеканал НТВ в программе «Место встречи» попытался устроить подробный разбор произошедших событий, для чего пригласил участников якобы всех сторон. Российские комментаторы, в основном, конечно, не смотревшие фильм, обрушились с критикой на Украину. Приглашённому известному польскому журналисту Зигмунду Дзенцеловскому ни ведущие программы, ни её гости не давали возможности пояснить, в чём же была суть польско-украинского конфликта. Российский писатель Николай Стариков со всей остротой обличителя заявлял, что если кто и пытается в последнее время выставить себя жертвой, то это Украина. Он высказал предположение, что вся политика современной Украины в будущем приведёт к вопросу о возвращении части польских земель в подчинение нынешней Украине. Михаил Делягин самозабвенно «хлестал кровью польских детей» в лица польским и украинским гостям студии, при всякой возможности перебивая своих оппонентов.

Павел Жовниренко, председатель правления Центра стратегических исследований Украины, пытался призвать собравшихся посмотреть на проблему чуть шире и намекнуть, что происходящее на программе – это скорее попытка России излить «жовчь», накопившуюся по отношению к Украине. В ответ на это ведущий программы Андрей Норкин, прославившийся тем, что выгнал недавно из студии несогласного с ним зрителя, решил выправить украинский говор спикера: «У нас в России у людей нет жовчи, у них есть желчь».

А стоило кому-то из гостей студии напомнить, что поляков заставили принять советскую систему ценностей, по залу пробежало возмущение, угрожавшее гостям студии началом Третьей мировой. Вам, дескать, помогли, а вы ещё и недовольны.

Оставляя позади нагромождение эмоций, стоит отметить важное. К безусловным заслугам польского кинематографа нужно отнести тот факт, что за последние десять лет вышел уже третий фильм о неоднозначных событиях Второй мировой войны. В 2007 году Анджей Вайда представил «Катынь», вызвавший огромный резонанс в русско-украинско-польском треугольнике. В 2012-м вышел фильм Владислава Пасековского «Колоски». Он был создан по мотивам исследований массового убийства евреев поляками в Едвабне в 1941 году, которые провёл Ян Гросс. Эта картина воткнула нож в горло польского общества, и остракизму был предан не только автор ленты, но и актёры, принимавшие участие в ней. Теперь «Волынь». Как бы ни был труден путь осмысления исторических событий в Восточной Европе, стоит сказать спасибо режиссерам, пытающимся наладить этот диалог не только в своей среде, но и на международном уровне.