Политика по Бунину

17.05.2018

12 мая в Москве на 73-м году жизни скончался известный политолог Игорь Бунин. Я никогда не работал вместе с Игорем Буниным. И нет у меня оснований называть себя его учеником. Но нас связывало нечто большее – мы дружили, особенно в последние годы.

Он относился ко мне с теплотой, очень мною ценимой, однако в этой теплоте не было вполне логичных в силу почти 30-летней разницы в возрасте отцовских ноток – мы чувствовали себя примерно на равных. Тем более что и наши дети ровесники – младшим дочерям Игоря 2 и 5 лет.

Игорь Бунин обладал колоссальной энергией, знал, куда ее направить, и испытывал радость от расхода энергии. Говорить про будущее нам обычно было интереснее всего – хотя в силу исторического образования нам логичнее было бы вести многочасовые беседы о прошлом.

Технически мы были прямыми конкурентами, и казалось бы, конкуренция в нашем политологическом цеху должна была быть какой-то особенно зверской – ведь предметом наших наблюдений являются люди без особых этических границ, но на самом деле атмосфера в отрасли всегда была уважительной и товарищеской. Игорь Бунин был одним из основателей отрасли, и в создании этой атмосферы его немалая заслуга.

Вообще-то, слово «политолог» в России не очень приличное. Этим словом обычно обзывают говорящие головы из ток-шоу на телеэкране. Это, конечно, естественно вытекает из логики процессов: раз у нас нет политики, то нет и политологии – и в чем-то, хотя далеко и не во всём, это представление верное. Но есть два направления политологии, которые в России состоялись.

Первое – политическая экспертиза. Наблюдающий, не играя ни за одну из сторон, ищет закономерности, сопоставляет происходящее с другими странами, составляет политические и психологические портреты отдельных персоналий. Это как спортивный комментатор, отслеживающий, что происходит на поле, но не выбегающий помочь любимой команде.

Второе состоявшееся направление – политические технологии. Это уже не спортивные комментаторы, а тренеры – они отвечают на вопрос «что делать?», а не «что происходит?». Игорь Бунин стоял у истоков и экспертизы, и технологий. Ни того, ни другого в Советском Союзе не было. Были историки, международники, журналисты, юристы, аппаратчики. Но изучение политики всё же казалось способом удовлетворить любопытство, нежели общественно полезным делом. Политтехнолог и политический эксперт – это новые постсоветские профессии, при этом специалистов одновременно в двух областях – считанные единицы.

Игорь Бунин -- один из первых и наиболее признанных таких «совместителей». Среди теоретиков он был самым понятным – его интервью шли нарасхват. А среди политтехнологов – одним из самых содержательных. У него хватало профессионализма не вставать под флаги партий или кланов, хотя своей собственной гражданской позиции он никогда не скрывал. В отличие от классических технологов, он всегда находил время и силы для осмысления ситуации, отслеживания событий, опросов общественного мнения. И сохранял при этом, казалось бы, несовместимые в одном человеке качества – бережное отношение к своей репутации, свежесть взгляда и понимание, что политконсалтинг – это еще и бизнес.

После ухода близких нами овладевает чувство вины перед ними: недооценивали, не берегли, не находили времени и теплых слов. Но после ошеломляющего и внезапного ухода от нас Игоря Бунина такого чувства почему-то не испытываешь. Вероятно, потому что масштаб его личности был очевиден всем, и его ценили. Конечно, ему хотелось большего, и он чувствовал в себе силы для этого. Но все равно на рынке он оставался одним из лидеров.

Мы запомнили его, прежде всего, как счастливого, веселого человека, совершенно никуда не собиравшегося уходить. Любимая работа и профессиональное признание, страсть к политике, жадный интерес к сегодняшнему и завтрашнему дню, молодое отцовство, настольный теннис, шахматы, широчайший круг общения и путешествия – накануне ухода он, к слову, вернулся с семьей из поездки по любимому Израилю. В этом возрасте так жить и вести себя уже не принято. Однако он не бросал никакого вызова стереотипам – он просто жил во всю силу отпущенных ему энергии, оптимизма, интеллекта и доброты.

Михаил Виноградов,
президент фонда «Петербургская политика»

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...