«Главная героиня – это я»

02.08.2018

В летнем кинотеатре «Пионер» в московском парке «Сокольники» 29 июля открылся 17-й Фестиваль израильского кино. В первый день фестиваля зрители увидели комедию «Сквозь стену», которую представила режиссер Рама Бурштейн. Специальный корреспондент Jewish.ru побывал на открытии фестиваля и побеседовал с Рамой Бурштейн.

Показ фильма начался в половине десятого вечера, когда москвичей и гостей столицы перестала терзать небывалая жара, стоявшая в этот день в столице. Мягкий московский июльский вечер в парке напоминал по погоде израильский бархатный сентябрьский. В такие вечера лучше всего сидеть с друзьями на веранде, пить вино, закусывая фалафелем и форшмаком, и общаться со старыми верными друзьями. Если же станет немного зябко – укутаться в плед.

В популярной израильской новогодней песне поется: «В наступившем году на веранде мы сядем, будем птиц перелетных считать». Перелетные птицы еще не вернулись в Израиль со своего летнего отдыха в Москве, и верандой для нас стал летний кинотеатр, а старыми верными друзьями – израильские киноленты.

Ощущение Израиля в Москве дополнял Давид Бен-Гурион, глядящий с афиши над входом, и израильская рок-группа Buckets N Joints, «разогревавшая» публику перед фильмом. И конечно, радостные и дружелюбные «шаломы», которыми обменивалась публика.

Подобно тому, как Штирлиц в анекдоте узнал связного по волочащемуся сзади парашюту, я сразу выделил из толпы режиссера Раму Бурштейн. Опознал её не по фотографии, а по одежде и головному убору ультрарелигиозной иудейки. Кроме нее, на открытии кинофестиваля ортодоксов не было – публика была явно светской. И это оказалось очень символично.

Рама Бурштейн снимает фильмы по собственным сценариям. Её фильм «Заполнить пустоту», вышедший на экраны в 2012 году, получил целых семь «Офиров» – израильских «Оскаров», был с восторгом принят широкой публикой и кинокритиками в США и хорошо известен в России. «Через стену» – вторая большая работа Рамы Бурштейн. У этой картины, правда, всего три «Офира», но возможно, израильским киноакадемикам больше нравятся драмы, чем комедии.

В американском прокате название фильма «Через стену» перевели как «План свадьбы». И, на мой взгляд, совершили логическую ошибку. По сюжету главная героиня намерена выйти замуж именно в восьмой день Хануки, но в силу сложившихся жизненных обстоятельств остается без жениха. И все же продолжает верить, что Б-г подарит ей жениха к назначенному дню. Я бы не называл это планом. Скорее – верой.

Вера и любовь – две главные темы творчества Рамы Бурштейн, будь то драма или комедия. Ее киномир мало зависит от жанра. Её мир – это мир еврейских традиций и религиозных праздников, советов ребе и паломничеств по могилам праведников. Но ее героини, живущие в этом мире, оказываются близки зрителям, обитающим в совсем других мирах.

Желающих поговорить и сфотографироваться с Рамой Бурштейн в вечер открытия фестиваля было много, поэтому наш разговор вышел недолгим.

Кто из героев ваших фильмов – вы?
– Главная героиня.

В обоих фильмах?
– В обоих, да. А мой муж Арон говорил мне, что когда смотрел мои фильмы, то тоже видел себя во всех персонажах.

Кстати, о муже. Оба ваши фильма очень романтичны. История вашего знакомства и любви с мужем столь же романтична, как в ваших картинах?
– Да. (Это «да» было сказано так, что поверилось сразу.)

Прожив полжизни как светский человек, вы затем обратились к вере. Как это произошло?
– Это случилось не в один миг. Я долго искала что-то. И когда встретилась с иудаизмом, то почувствовала, что он дает ответы на те вопросы, которые меня волнуют. Я и не предполагала изначально, что это будет иудаизм. Я какое-то время интересовалась индуизмом, буддизмом, но именно иудаизм дал мне ответы на мои вопросы.

Кто ваш зритель? Как вы его себе представляете?
– Моя аудитория – светские люди, даже не евреи. Религиозные люди тоже приходят в кинотеатры, чтобы посмотреть другие мои картины, но эти фильмы предназначены не для них. Это фильмы для обычной аудитории, они для всех.

17-й Фестиваль израильского кино продлится в Москве до 29 августа.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...