150 детей нашли в Канзасе еврейскую маму

31.03.2014

У жительницы штата Канзас Роуз Марчик трое своих детей, двое приемных и более 150 патронатных. На протяжении последних девяти лет она берет на патронатное воспитание подростков, оставшихся без попечения родителей и нуждающихся в психологической помощи. «Все очень просто: детям нужен дом, у нас он есть», — пожимает плечами Роуз Марчик и признается, что с детства мечтала о большой семье. 



Роуз около 40 лет, у нее есть докторская степень в психологии и три магистерские степени в смежных областях, что дает ей знания и навыки, необходимые для работы с «трудными» детьми. Семья Марчик берет на воспитание оставшихся без родительского попечения подростков, страдающих психическими или эмоциональными расстройствами, такими как алкогольный синдром плода, реактивное расстройство привязанности (возникает в результате отсутствия тесного эмоционального контакта с родителями), биполярное расстройство или шизофрения. Многих детей социальные службы отправляют в ее дом из тюрьмы для несовершеннолетних.

«Мы часто принимаем в свою семью детей, которые оказались в полиции, потому что у них дома, например, проводится расследование. Такие дети могут провести у нас от трех до пяти дней, а потом, в зависимости от того, что происходит с их родителями, — вернуться в свои семьи или остаться у нас», — объясняет Роуз Марчик. Будучи соблюдающей традиции еврейкой, она готова даже нарушить шаббат, чтобы ответить на звонок из из социальной службы или полиции. Дети, которых принимает в своем доме Марчик, как правило, не являются евреями, но всегда участвуют в субботней трапезе и вместе со всеми ходят в синагогу. В ее домашней библиотеке много книг об иудаизме и других религиях — в них, по словам Марчик, дети могут найти необходимую им духовную поддержку.

«Я гиперорганизованный человек, по-другому при моем образе жизни никак нельзя», — делится Роуз. Сейчас под ее опекой находятся две девочки-подростка. К 8 утра женщине нужно отвезти семерых детей в пять разных школ; четверых она везет на машине сама, двоих забирает школьный автобус, старший сын Тайлер добирается самостоятельно. «Самое позднее в 7:17 мы должны выйти из дома, иначе опоздаем», — говорит патронатная мать.

В целях экономии часть детской одежды Роуз шьет сама, на еду старается тратить не более $1 тыс. в месяц. «Все дети обязательно задействованы в работе по хозяйству: кто-то накрывает на стол, кто-то готовит сэндвичи, кто-то подметает пол», — рассказывает она. Ее муж Клинт, который почти целую рабочую неделю проводит в разъездах, разбил на заднем дворе их дома органический садик, в уходе за которым также принимают участие все дети. По словам Марчик, работа в саду оказывает на них терапевтический эффект.

Родная дочь Роуз Марчик Лили, которая учится в шестом классе в Еврейской академии в Канзасе, готовит по случаю своей предстоящей бат-мицвы речь о том, чему она научилась от каждого ребенка, жившего в их семье. Старший сын Тайлер признается, что уже не замечает чужих детей у себя дома: забота о них стала частью их образа жизни. «Для нас это нормально. Если за обеденным столом сидит кто-то новенький, знакомство с ним происходит примерно так: “Привет, как тебя зовут? Передай, пожалуйста, соль”», — шутит он.

По словам Никки Голдуотер, координатора патронатных воспитателей в чикагской организации Jewish Child and Family Services (JCFS), семей, готовых взять на себя временную заботу о нуждающихся в помощи детях, всегда не хватает. JCFS организует специальные тренинги для желающих попробовать себя в качестве патронатных родителей, длятся такие курсы от шести месяцев до года.

В среднем дети проводят в патронатных семьях около 14 месяцев. «Некоторые остаются на короткий срок, другие задерживаются на более продолжительный период, — объясняет Голдуотер. — Разумеется, это очень тяжелая работа, но я не могу придумать более благодарного дела, чем помочь ребенку, оказавшемуся в трудной ситуации. Дети попадают к нам с искаженным самоощущением, с чувством, что их никто не любит, а благодаря патронатным родителям снова возвращаются к жизни. Наша задача — убедить детей в том, что, несмотря на самые страшные вещи, которые могут с ними случиться, всегда найдется место, где они будут чувствовать себя в безопасности».

На стенах шестикомнатного дома Роуз Марчик в Канзасе можно прочесть самые разные мотивирующие высказывания — от изречений матери Терезы до цитат из Торы, — призванные напомнить детям о том, что каждый в состоянии изменить окружающий мир. «В иудаизме это называется тиккун олам”, исправление мира, — говорит Роуз. — Я всегда повторяю, что у всех нас в сутках столько же часов, сколько было у матери Терезы. То, на что будет потрачено это время, зависит только от нас... Ты не можешь спасти весь мир, но можешь исправить то, что происходит на твоих глазах»

Елена Лившиц