Чей Холокост вернее будет

27.06.2016

Помните анекдот про еврея, который на необитаемом острове построил две синагоги, чтобы в одной молиться, а порог другой даже не переступать? Что-то похожее сейчас творится с изучением Холокоста. Две ассоциации исследователей геноцида не могут решить, чей взгляд на Холокост «правильный», обвиняя друг друга в глупости и антисемитизме.

Термин «геноцид» впервые был использован в 1944 году польско-еврейским адвокатом Рафаэлем Лемкиным для описания массовых убийств европейских евреев нацистами. Ровно 50 лет спустя, в 1994 году, была основана Международная ассоциация исследователей геноцида (МАИГ). Ее возглавил Израэль Чарни, клинический психолог по образованию, который сейчас руководит Институтом холокоста и геноцида. Примерно через десять лет после основания МАИГ в Берлине появилась другая организация с совершенно противоположными взглядами – Международная сеть ученых, занимающихся вопросами геноцида. Они, судя по информации на их сайте, руководствуются «подтвержденными исследованиями и аналитическими данными, а не повестками, которые диктует политическая ситуация», и называют себя «непредубежденной стороной».

Эта Международная сеть издает Журнал исследования геноцида, на который недавно и обрушился Чарни с обвинениями в антисемитизме. «За последние годы здесь вышло очень много статей, авторы которых преуменьшали значение Холокоста, пытались делигитимизировать Государство Израиль и не скрывали свои антисемитские взгляды», – отмечает Чарни.

При помощи профильной компании Чарни организовал опрос среди ученых, занимающихся темой геноцида, чтобы показать, насколько очевидны антисемитские предубеждения научных работников из «вражеского» лагеря. Всего было опрошено 76 человек, около трети из них посчитали, что статьи журнала пропагандируют антисемитизм, 59% – что отсылки к Холокосту в журнале минимизированы, а еще 59% почувствовали предубежденность по отношению к Израилю.

По словам Чарни, некоторые статьи в этом журнале представляют Холокост в «более широкой перспективе», а точнее, как «версию колонизации», простое стремление нацистской Германии доминировать в Европе. Чарни отмечает, что массовые убийства евреев в Европе представлены там в контексте «локальных и региональных паттернов давления и уничтожения многих меньшинств». В этих статьях, на его взгляд, ярко проступает мнение, что жертвы Шоа были убиты не потому, что были евреями, и что никаких систематических попыток уничтожить именно евреев не было.

«Это то же самое, что сказать: “Ну уж извините, это убийство не было убийством – это была просто немецкая экспансия, жертвы не были жертвами – просто это побочный эффект колонизации, а тот ужас был исторически-политически-националистическим явлением, как и многие другие”», – говорит Чарни.

В 2010 году в одной из статей в этом же журнале было сказано, что сионизм «был основан на геноцидном идеале» и что Война за независимость в 1948 году стала «реализацией этих намерений», отмечает Чарни. Автор статьи, социолог Мартин Шо, считает, что довоенный «сионизм включал в себя развитие геноцидной ментальности по отношению к арабам». В завершении статьи Шо выдвигает мнение, что Израиль может надеяться на безопасность только в том случае, если «признает геноцид 1948 года.

Чарни не единственный, кто считает, что отношение ученых Международной сети к проблеме Холокоста и Израилю в целом не совсем правомерно. Его также поддерживают основатель Иерусалимского центра предотвращения геноцида Элиаху Рихтер, а также Гегори Стэнтон, бывший президент МАИГ и основатель организации Genocide Watch.

Реакция Международной сети не заставила себя ждать – они считают Чарни самым обычным возмутителем спокойствия, не имеющим должной квалификации для того, чтобы рассуждать о вопросах Холокоста. Редактор Журнала исследования геноцида Дирк Мозес написал открытое письмо в газету Jerusalem Post, где утверждает, что «погрешности в опросе Чарни среди своих друзей настолько очевидны и множественны, что об этой работе всерьез и говорить не нужно. А его заявления, что редактор и авторы журнала – антисемиты, безосновательны и являются клеветой». Мозес считает, что Чарни – «семейный врач, а не историк», и если бы у него действительно возникли какие-то вопросы к журналу, ему стоило бы не выносить все это на публику, а пообщаться с авторами.

Выдающийся историк Холокоста Иегуда Бауэр также заявил, что Чарни повел себя некорректно, а «его метод опроса ученых не соответствует научным принципам точности». Еще 39 ученых подписали заявление, в котором отметили, что были «шокированы» обвинениями Чарни и что он не является ученым-исследователем темы Холокоста и не специалист в статистике.

По мнению Раза Сегаля, историка Тель-Авивского университета, «абсурдность» обвинений Чарни в адрес Международной сети становится очевидной, если вспомнить, что и ежегодную конференцию по вопросам геноцида в Иерусалиме проводит именно берлинская организация. И термин «Холокост» упоминается в программе этого года, например, 75 раз. Сегаль считает, что позиция Чарни основывается на его «собственном ощущении вынесения Холокоста за скобки», и это чувство разделяют и многие другие ученые, пытаясь «делигитимизировать работы исследователй, которые задают новые вопросы и пытаются рассматривать Холокост в более широком контексте».