Интервью

Константин Пинчук

«В Союзе делали вечные пылесосы»

24.02.2017

Выпускник Ариэльского университета Константин Пинчук сейчас руководит проектами по созданию роботов в компании Polygon Technologies. В интервью Jewish.ruон признался, что нынешний прогресс во многом только внешний, а также рассказал, почему с рынка исчезли космические пылесосы и как школьники делают нашу жизнь проще.

Роботизация будущего – как это выглядит сегодня?
– Она делится на социально-бытовые девайсы, промышленные и военные аппараты. Бытовые роботы начинаются с простейшего робота-пылесоса или мойщика окон и заканчиваются роботами, ориентированными на взаимодействие с человеком: гостиничные работники, например, дроны те же в качестве носителей для камер видеонаблюдения и курьеров. Промышленные роботы – это укладчики, носильщики, сварщики, мойщики, целые роботизированные секторы производства. Отдельно идут роботы по сборке сложного медицинского оборудования, это может быть не робот уже, а машина для сборки инсулиновых шприцев, сложнейших инструментов и аппаратов для нейрохирургии, или диагностические аппараты. Военные роботы, оборудованные камерами и видеозаписью, могут при помощи дистанционного управления сами передвигаться, анализировать и передавать информацию, выполнять боевые задачи и даже самостоятельно принимать решения.

С военной и промышленной техникой всё понятно, а насколько сегодня роботизирована в Израиле социально-бытовая сфера жизни?
–Сейчас это все больше входит в использование, например, роботизированные колл-центры, когда робот звонит и собирает информацию или оповещает людей о чём-то – ведь распознавание речи тоже относится к области робототехники. Или, например, шлагбаумы, распознающие номерные знаки автомобилей на стоянке, которые самостоятельно открывают ворота, если оплата за стоянку пользователем уже произведена, краны, подающие воду, когда к ним подносишь руки, торговые автоматы и вообще все виды интеллектуальной техники, включая бытовую. Очень многие разработки для личного пользования людей сейчас производятся на уровне программ для гаджетов. Зачем нужна сиделка, если можно скачать программу на девайс, которая будет измерять человеку давление, пульс и прочие доступные ей показатели работы его организма, напоминать о приёме лекарств или процедуре. Роботы-дворецкие – это мобильный или голосовой интерфейс к программе управления того же «умного дома», кухонные роботы и многое другое. Мы уже привыкли к этим мелочам и не замечаем их, но со временем их становится всё больше и больше.

Кажется, что изучение робототехники массово захватило территорию на рынке образовательных услуг, начиная со школьников младших классов. Это так?
– Абсолютно. Появилось множество образовательных программ, основанных на соревновательном принципе. Они дают детям первый опыт в понимании видов робототехники, учат создавать свою идею и воплощать её, понимать важность взаимодействия с роботами и прочим базовым вещам. В конце образовательного года учащиеся должны представить на защиту свою разработку. В технических университетах похожий принцип обучения. На инженера первой степени здесь учат четыре года, а потом выпускник обязательно готовит какой-нибудь проект, как правило, в сотрудничестве с ещё несколькими выпускниками. Делается исследование рынка, находится то, чего нет, и ставится задача. В итоге на свет появляется простенький робот в этой области. Это тоже очень помогает продвижению, пониманию того, как это вообще работает именно на уровне академии.

Принято считать, что лет через 25 роботы вообще серьезно потеснят людей. Какие профессии в сфере робототехники будут популярны?
– На первое место я бы поставил программистов, на второе – инженеров робототехники, это те специалисты, которые разбираются во всех областях робототехники и умеют свести их к решению определённых задач. Дальше идут более узкие специалисты в области исследований, разработок и продвижения программ и аппаратов. Это, на мой взгляд, самые востребованные технические профессии будущего.

А чем буду заниматься те, кто, согласно негативному прогнозу, останется без работы?
–Есть такое мнение, что роботы могут породить безработицу. Но с другой стороны, появляются потребности в других рабочих местах, в других областях – вокруг создания тех же самых роботов, вокруг обслуживания их. Новые технологии требуют новых знаний, новых специалистов. Просто рождаются другие профессии, которых раньше не было. Пятнадцать лет назад, скажем, в университетах механика изучалась – отдельно, программирование – отдельно, электроника – тоже отдельно. А 10 лет назад я уже учился на инженера робототехники с изучением всех смежных профессий.

Еще недавно поколения техники сменялись раз в пять лет. Нынче она шагает значительно быстрее. Насколько вообще техника станет ускоряться в своем развитии в обозримом будущем?
– Все эти ощущения про скорость смены поколений существуют только на уровне user experience, поверьте. Они сильно связаны с развитием не механики, а электроники. Техника, которая производится сегодня, красива внешне и способна выполнять самые различные операции. Те же роботы выглядят, как люди, могут общаться с человеком, пусть и на примитивном пока уровне. Но заглянув внутрь, рассмотрев устройство робота с точки зрения механики, вы не увидите там ничего такого, чего не было 50 или 100 лет назад. Главное изменение последнего времени в том, что, оказывается, теперь не нужно иметь высшее образование, чтобы стать программистом или разбираться в технике, уметь ее настроить, наладить, написать простенькую программу. Это стало проще. Если раньше для написания программы нужно было быть специалистом с высшим образованием, сильными знаниями в математике и электронике, скажем, то сегодня база настолько подготовлена, настолько упрощена для пользователя, что девятилетний ребенок может сам писать программы, не задумываясь над тем, какая математическая база за ними стоит. Хотя это не всегда правильно, потому что люди, имеющие образование, сделают этот алгоритм лучше и правильнее, и он будет работать быстрее.

Технологии, как бабочки, да. И на этих скоростях человек производит тонны технологического мусора ежедневно, вы не находите?
– Производитель видит интерес к новым технологиям у потребителя – посмотрите, что происходит на каждой премьере нового девайса каждой крупной компании. Техника разрабатывается с расчётом на то, чтобы она продавалась и перепродавалась, не важно, какая это техника, бытовая или профессиональная. Потому она и устаревает быстро. Это делается намеренно производителем. Можете забыть про ситуацию, когда в Союзе на заводах, использующих космические технологии, делали вечные пылесосы. Производители давно поняли, что техника такого качества для развития бизнеса вредна. По окончании срока гарантии любой пылесос сегодня послушно выходит из строя, он так запрограммирован. Пока будет спрос – будет производство.

Израиль обладает первенством в разработках роботизированных аппаратов, это видно изнутри?
– В Израиле в основном производятся разработки новых технологий. И самые передовые тут, конечно, военные разработки, медицинские, разумеется, кибербезопасность, пользовательские технологии. Израиль – это стартап-нация. Люди не боятся идей и исследований в этих областях. Исследования проводятся в основном малыми группами разработчиков, что позволяет работать достаточно быстро: предметы, технологии, продвижение. Вокруг идеи собираются несколько заинтересованных человек, они разрабатывают её, чтобы потом продать и внедрить. Открытость новым идеям – это вообще отличительная тенденция израильского общества, люди не боятся ставить себе цели. Практически всегда так происходит, и это отлично мотивирует к развитию, потому что то, что уже продали, нужно производить и выпускать. Завышенная планка работает на результат. Израильтяне могут продать технологию, когда она находится ещё только на стадии разработки идеи.