Интервью

Михаил Лабковский

«Тревожность стала нормой»

03.03.2017

Михаил Лабковский – известный в России психолог. В эксклюзивном интервью Jewish.ru он объяснил, почему вокруг нас столько невротиков, а все без исключения евреи страдают паранойей, и рассказал, где «небитому поколению» искать радость жизни в эпоху войн и перемен.

Мы живем в сложную эпоху кризиса и перемен. И в России, и в США, и в Израиле сейчас неспокойно. Как быть счастливым, когда тревога нарастает?
– Для этого надо быть максимально независимым и самодостаточным. Есть очень яркий пример такого человека. Звали этого человека Виктор Франкл – австрийский психиатр, психолог и невролог. И он каким вошел в концлагерь, таким и вышел оттуда. Такое впечатление, что концлагеря у него в жизни не было. Почему? Огромная сила духа, воля к жизни и внутреннее наполнение, которое делает тебя максимально независимым от внешнего мира. Поэтому говорить о том, что сейчас какое-то особо тяжелое время – я бы не стал. Есть те, кто способны увидеть и хорошее в плохом.

Однако есть объективные обстоятельства, которые заставляют человека ощущать беспокойство, напряжение, предчувствовать грядущие катаклизмы. Что делать в таком настроении?
– Предчувствие чего-то плохого – удел невротиков. Чем они и отличаются от людей здоровых, которые реагируют на реальную ситуацию. Невротики превентивно, как некоторые животные, начинают чувствовать землетрясение задолго до. Поэтому можно, конечно, поблагодарить их за такие прогнозы, но эти люди страдают, так как жизнь идет, а они не живут сегодняшним днем, в котором светит солнце, играет музыка, дети бегают… Они этого не видят – они живут внутренней тревогой. Люди нервные, неудовлетворённые и несчастные – они проводят жизнь, переживая о будущем и с трудом справляясь с настоящим.
Неуверенность в своих силах, низкая самооценка, тревожность вообще – стали нормой жизни. Мы привыкли к этому состоянию, плохо понимаем себя, свои желания и совершенно не умеем строить отношения – ни с собой, ни с противоположным полом, ни с миром в целом. «90% наших забот касается того, что никогда не случится», – точно подсчитала Маргарет Тэтчер. При этом волнение не помогает, а мешает решать проблемы.
Любой человек должен понять, что жизнь не устроена так, как ему кажется. Это его психика заставляет его так считать. И если говорить о евреях, то тревожность в каком-то смысле им присуща – за счет тяжелого исторического прошлого. Хотя израильтяне, на фоне евреев из других стран, – очень позитивны. Иногда в Израиле такое впечатление, что дело происходит в стране, где все танцуют и радуются, а ведь страна находится в тяжелом положении из-за непрекращающейся войны.
А вот мы, российские евреи, более подвержены такому состоянию – видимо, так сказывается жизнь в галуте. Если вы не ощущаете радость жизни, поймите, что вы с этим родились, это было в вашей семье и вы впитали это. И свалить это на войну, политику или на что-то еще – нельзя. Эту проблему можно и нужно решать. Ну, и когда ты не один, а есть дети – это оттягивает…

Тогда ты отвечаешь не только за себя. Как тут можно расслабиться?
– Когда есть дети, ты все же меньше склонен воспринимать жизнь как страдание. Это вообще не в иудейской традиции. Есть такой фильм «Жизнь как смертельная болезнь, передающаяся половым путем» режиссера Занусси. Конечно, мы все смертны, это понятно. Надо принять это и отпустить. И радоваться жизни.

Как психолог, вы ощущаете возросший уровень агрессии в обществе?
– В российском обществе – абсолютно да. В израильском – нет.

Однако не среди русскоязычных израильтян…
– Да, но в Израиле не они делают погоду. Глядя на израильтян, я вижу, что отношение к жизни у них достаточно спокойное. Агрессия ведь зарождается в глубоком детстве за счет агрессии родителей по отношению к детям. Детей в России можно бить – это даже разрешено теперь, и за это полагается не уголовная, а административная ответственность. В Израиле лучше ребенка пальцем не трогать, даже голоса не повышать. В частности, в Израиле есть закон, по которому за первое физическое насилие родители на год уезжают в другой город подальше от ребенка, а за второе – получают 7 лет тюрьмы. По этой причине выросло «небитое поколение». И это не только в Израиле, но и в Европе. Агрессия в человеке – только от действий родителей, от этих детских травм.

В кризисном состоянии многие задумываются об эмиграции, мечутся между странами. Как принимать такие решения?
– Тут главное – мотивация. Она у многих рациональна. Вот он думает, что жить в другой стране целесообразнее, выгоднее, эффективнее… Так ведь? Но человек должен ориентироваться не на эти критерии, а на то – где ему комфортнее. Где он себя чувствует наиболее счастливым. Понятно, что в Израиле, например, не самый большой рынок в мире. Но люди должны ориентироваться только на свое состояние и самочувствие в стране. Только на это – и это самый важный или вообще единственный критерий. Живи там, где тебе приятно – независимо от конъюнктуры рынка и величины зарплаты.

Независимо от политики?
– Если ты живешь в этой стране, ты принимаешь эту политику.

Вы жили в Израиле в 90-х, а потом вернулись в Россию. Почему?
– У меня в Израиле все было хорошо: мне присвоили вторую степень по психологии без всяких экзаменов и еще три года бесплатно учили семейному праву – новой специальности. Платили мало, но работа была всегда. Уехал же я потому, что у меня знаменитое детское заболевание СДВГ –синдром дефицита внимания и гиперактивность. То самое, из-за которого израильские дети обычно пьют риталин – его часто назначают здесь врачи. То есть я практически необучаемый. В ульпане я провел ровно 40 минут. Но мне стало неинтересно работать только на русском рынке, а языков я не знал. Проблема была не экономическая. Я обожаю Израиль и, хотя очень бедно жил – мне, например, отключали телефон за неуплату, – был счастлив. Мне все нравилось. Но без языка я понимал, что перспектив нет. И вернулся в Россию. А потом у меня началась новая жизнь, я вылечился. Теперь собираюсь возвращаться в Израиль.

Вы отмечаете новую волну антисемитизма в мире? Связан ли антисемитизм с каким-то врожденным свойством или это что-то привнесенное?
– У меня есть своя теория на этот счет. Ну, возможно, не только моя. Антисемитизм есть только в странах, где существует христианство. Это такое своеобразное богоборчество. Так как бог оказался евреем, это вызывает очень сложные чувства верующих. Они вынуждены молиться, каяться, но кому? Мальчику, родившемуся в еврейской семье. Единобожие тоже евреи изобрели. Так за что нас любить? Тема вечная. Холокост уходит все дальше, и память у людей не резиновая.

Статьи по теме

Литература

Отец-невидимка

Бабушку я запомнил «сумасшедшей», «бандершей». Деда она убила из ревности, причем суд ее оправдал. Потом она вырезала деда со всех фотографий, так что у папы был отец-невидимка. И, знаете, папа до конца жизни старался быть на него похожим, быть воплощением холода и пустоты. Сестре, страдающей...

Наука

Загубленный гений

Родители вводили его в гипноз, чтобы он быстрее запоминал буквы, и в год малыш уже читал газеты, к шести знал восемь иностранных языков, а в 16 лет стал преподавателем Гарварда. Но на фоне колоссального интеллекта, который оценивали выше IQ Эйнштейна, Уильям Сайдис совершенно не умел общаться с...

Наука

Пирамида счастья по Маслоу

Все знают его по пирамиде потребностей – сначала поешь, потом развивайся, – однако сам Абрахам Маслоу ее никогда в таком виде не изображал. Пирамида стала лишь упрощенным изложением его идей, доказывающих, что сущность человека исходно не болезненна, а позитивна, направлена на постоянное развитие...

Наука

Лев Выготский. Добрый гений

Среди черно-белых портретов на стенах кафедры психологии его лицо всегда самое молодое и красивое. Советский психолог, основатель культурно-исторической теории Лев Выготский – один из тех людей, о которых не стыдно говорить с придыханием. Не только потому, что он был гением, хотя в этом нет...