Раввины решают вопрос кошерности искусственных гамбургеров

12.08.2013

Новость о том, что ученым удалось в лабораторных условиях вырастить искусственный гамбургер, была с радостью встречена защитниками прав животных и "зелеными". Однако среди многих религиозных евреев она вызвала замешательство. Один из последователей движения ХАБАД обратился к религиозным авторитетам, чтобы узнать, как к подобным разработкам относится Галаха. Он спросил, можно ли считать подобное мясо кошерным. Он также поинтересовался, признается ли подобный пищевой продукт мясным.

В опубликованном на сайте движения ответе отмечается, что на данном этапе вопрос является теоретическим. Ответ, который основан на мнении мудрецов, констатирует, что даже если мясо появилось чудесным путем, для того чтобы оно было признано кошерным, требуется правильный забой.

"В данном случае пища была выращена из стволовых клеток животных в чашке Петри. Если клетки будут признаны мясом, то нужно помнить о галахическом запрете есть мясо, полученное у живых животных. Это значит, что таким способом потребуется вырастить целое животное, которое потом нужно забить", — гласит ответ.

Как отмечает Jerusalem Post, если подобный продукт не будет признан мясным, это позволит религиозным евреям впервые в истории отведать настоящий чизбургер — булочку с гамбургером и сыром. Газета напоминает, что в соответствии с Галахой, желатин, имеющий животное происхождение, не считается мясным продуктом.

Самое читаемое

Общество

Замужем за Перестройкой

Сахаров перевёз в квартиру Боннэр чемодан, в котором была рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...

Генри Резник

«Иногда мы потявкиваем»

Хроники

Свидетель из Аушвица

Она полвека отказывалась говорить о Холокосте. А потом поняла: если не она – то никто. Теперь хрупкая 88-летняя старушка часто летает за океан – свидетельствовать против бывших служащих Аушвица, тех, кто убил её родителей, друзей и чудом не уничтожил ее саму