В Салониках основали музей Холокоста

16.06.2017

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху принял участие в церемонии, посвященной основанию музея Холокоста в Салониках. Евреи составляли большинство жителей Салоник с XVI до начала XX века. В настоящее время еврейское население города исчисляется парой тысяч человек.

«В ХХ-м веке город пережил две катастрофы. Одна из них – пожар, который в 1917 году стёр с лица земли город и окрестности. Огонь уничтожил еврейский квартал, но не тронул евреев. Вторая катастрофа – пожар нацизма, который уничтожил около 95 процентов местной еврейской общины. Нацисты не уничтожили всех по двум причинам, – заявил Нетаньяху в речи на церемонии основания. – Первая – это героизм греков. Он нашел отражение в одном малоизвестном случае, произошедшем на острове Закинф: когда немецкий командир потребовал предоставить список евреев, местные епископ и священник указали в том списке свои фамилии, и сказали: "Вот наши евреи". Эти два великих героя занимают почетное место среди Праведников мира в мемориале "Яд Вашем". Есть еще одна причина, почему они выжили: это особая способность, привязанность к жизни, которая характеризует выживших. Один из них — Моше Хаэлион, ему сейчас 93 года. Он зажег факел в Иерусалиме. Каждый год мы зажигаем шесть факелов в "Яд Вашеме" в память о шести миллионах погибших евреев. Моше описывал, как он пережил Холокост в Салониках. Удивительный героизм, невероятная история».

Комментарии

Самое читаемое

Общество

Замужем за Перестройкой

Сахаров перевёз в квартиру Боннэр чемодан, в котором была рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...

Генри Резник

«Иногда мы потявкиваем»

Хроники

Свидетель из Аушвица

Она полвека отказывалась говорить о Холокосте. А потом поняла: если не она – то никто. Теперь хрупкая 88-летняя старушка часто летает за океан – свидетельствовать против бывших служащих Аушвица, тех, кто убил её родителей, друзей и чудом не уничтожил ее саму