Папа Римский пригласил раввинов в свою Академию жизни

19.06.2017

Глава католической церкви Папа Римский Франциск предложил двум раввинам, израильскому Аврааму Штейнбергу и аргентинскому Фернандо Шлайену, присоединиться к Папской академии в защиту жизни. Раввинов в данную структуру приглашают впервые, отмечает MIGnews.

Как сообщили в Ватикане на прошлой неделе, понтифик назначил в консультативный орган академии 45 новых членов и 5 почетных членов из 27 разных стран.

Любопытно, что в 1999 году Авраам Штейнберг был удостоен Премии Израиля за написание семи томов Энциклопедии еврейской медицинской этики. Три тома доктор Фред Роснер перевел на английский. Кроме того, Штейнберг возглавляет отделение медицинской этики иерусалимской больницы «Шаарей-Цедек», а также редакционный комитет Талмудической энциклопедии.

Его коллега, соотечественник Франциска, раввин Фернандо Шлайен, руководит отделением культуры еврейского центра AMIA в Буэнос-Айресе и является профессором на кафедре философии Университета Буэнос-Айреса.

Папская академия в защиту жизни была учреждена Папой Римским Иоанном Павлом II в 1994 году с целью «исследований, информирования и выработки позиций по главным проблемам биомедицины и права в отношении поощрения и защиты жизни, напрямую связанных с христианской моралью и канонами католической церкви». В ноябре прошлого года Папа Франциск издал новый статут академии, в котором обязал ее расширить деятельность и исследования по вопросам жизни.

Комментарии

Самое читаемое

Общество

Замужем за Перестройкой

Сахаров перевёз в квартиру Боннэр чемодан, в котором была рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...

Генри Резник

«Иногда мы потявкиваем»

Хроники

Свидетель из Аушвица

Она полвека отказывалась говорить о Холокосте. А потом поняла: если не она – то никто. Теперь хрупкая 88-летняя старушка часто летает за океан – свидетельствовать против бывших служащих Аушвица, тех, кто убил её родителей, друзей и чудом не уничтожил ее саму