Евреи Алжира требуют у Германии компенсацию за антиеврейские законы

24.08.2017

Клеймс Конференс потребовала у Германии выплаты компенсаций евреям Алжира, пострадавшим от антиеврейских законов в годы Холокоста. В годы Второй мировой войны Алжир находился под контролем Франции и, таким образом, коллаборационистского правительства Виши. В Алжире были введены антиеврейские законы: евреев лишили французского гражданства, их детям не разрешали учиться в государственных школах, врачам, юристам и фармацевтам запрещали работать по специальности, их бизнесы в ряде случаев были переданы неевреям.

«Это, конечно, не концлагеря в Польше, но это не значит, что евреев не преследовали в Алжире, и поэтому мы считаем, что им полагается компенсация», — приводит Times of Israel слова Грега Шнейдера, вице-президента Клеймс Конференс. Во Вторую мировую войну в Алжире было около 130 тыс. евреев. В Клеймс Конференс заявили, что около 25 тыс. из них до сих пор живы и в большинстве своем переехали во Францию.

В последние годы Клеймс Конференс добилась от Германии компенсации евреям, в годы Холокоста вынужденным скрываться на протяжении не менее четырех месяцев (ранее — 1,5 года). Также компенсации были предоставлены евреям СССР, пережившим эвакуацию и блокаду Ленинграда. Пострадавшими от Холокоста были признаны евреи Марокко и Туниса, которые также были под контролем Франции в годы Второй мировой войны.

Комментарии

Самое читаемое

Общество

Замужем за Перестройкой

Сахаров перевёз в квартиру Боннэр чемодан, в котором была рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...

Генри Резник

«Иногда мы потявкиваем»

Хроники

Свидетель из Аушвица

Она полвека отказывалась говорить о Холокосте. А потом поняла: если не она – то никто. Теперь хрупкая 88-летняя старушка часто летает за океан – свидетельствовать против бывших служащих Аушвица, тех, кто убил её родителей, друзей и чудом не уничтожил ее саму