Кирилла Серебренникова оставили под домашним арестом

04.09.2017

Мосгорсуд оставил под домашним арестом режиссера Кирилла Серебренникова, но смягчил условия задержания, разрешив ему двухчасовые прогулки. Об этом сообщает РБК. Ранее Следственный комитет России предъявил художественному руководителю «Гоголь-центра» обвинение в мошенничестве в особо крупном размере: организации хищения не менее 68 млн рублей из выделенных в 2011-2014 годах на реализацию проекта «Платформа». По делу проходят также четверо подчиненных режиссера из «Седьмой студии» и «Гоголь-центра».

Суду были представлены дополнительные личные поручительства за Серебренникова от еще 41 известного деятеля культуры, в том числе режиссеров Александра Сокурова и Валерия Тодоровского, актеров Дмитрия Харатьяна, Аллы Демидовой, Инны Чуриковой и других.

Также сегодня адвокат Серебренникова опроверг подлинность письма, которое режиссер якобы передал актера Ларсу Айдингеру во время поездки в Германию. В тексте, опубликованном в Instagram Айдингера Серебренников призывает своих сторонников «не поддаваться на провокации политических мошенников, которые пытаются заработать деньги на истории, которая может быть повернута против властей» и упоминается якобы сделанное Серебренникову предложение со стороны Петра Порошенко возглавить один из украинских театров и снять пропагандистский фильм на деньги украинского государства. Защита Серебренникова назвала письмо «провокацией».

Комментарии

Самое читаемое

Общество

Замужем за Перестройкой

Сахаров перевёз в квартиру Боннэр чемодан, в котором была рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...

Генри Резник

«Иногда мы потявкиваем»

Хроники

Свидетель из Аушвица

Она полвека отказывалась говорить о Холокосте. А потом поняла: если не она – то никто. Теперь хрупкая 88-летняя старушка часто летает за океан – свидетельствовать против бывших служащих Аушвица, тех, кто убил её родителей, друзей и чудом не уничтожил ее саму