Баттл Oxxxymiron и Гнойного призвали проверить на экстремизм

13.09.2017

Баттл рэперов Oxxxymiron и Гнойного призвали проверить на экстремизм, призывы к разжиганию межнациональной розни и оскорбление чувств верующих, сообщает RT. Обращение на имя генпрокурора России Юрия Чайки направил депутат заксобрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин.

Депутал отметил, что изучить рэп-поединок необходимо для утверждения правил подобных мероприятий и предотвращения возможных нарушений действующего законодательства. По словам Анохина, его лично в баттле ничего не задело, но хочется проверить видео с точки зрения закона, чтобы «понимать степень нашей ответственности и то, насколько свободными мы можем быть в рэп-баттлах». Парламентарий добавил, что используя такую популярную форму, парламентарии и сами могли бы проводить дискуссии, понятные современной молодёжи и поэтому он хочет «понять позицию прокурора, чтобы не попасть под какие-либо санкции после поединка».

Позднее рэпер Oxxxymiron (Мирон Федоров) прокомментировал обращение Анохина в Twitter, заявив, что это «логичное развитие событий» и добавив, что «остается надеяться, что кто-нибудь наверху понимает: если найдут экстремизм — последствия негативно аукнутся всем».

Баттл рэперов Oxxxymiron и Гнойного состоялся 6 августа и был выложен в интернете 13 августа. Видео набрало рекордные 9 млн просмотров в первые сутки после публикации на Youtube и на несколько дней стало самой обсуждаемой новостью Рунета.

Комментарии

Самое читаемое

Общество

Замужем за Перестройкой

Сахаров перевёз в квартиру Боннэр чемодан, в котором была рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...

Генри Резник

«Иногда мы потявкиваем»

Хроники

Свидетель из Аушвица

Она полвека отказывалась говорить о Холокосте. А потом поняла: если не она – то никто. Теперь хрупкая 88-летняя старушка часто летает за океан – свидетельствовать против бывших служащих Аушвица, тех, кто убил её родителей, друзей и чудом не уничтожил ее саму