Подвиг капиталиста

21.03.2017

Последние дни его называют «Шиндлером из Боливии», хотя предыдущие 80 лет звали капиталистом-кровопийцей. Выкупив заброшенные рудники в Боливии, Маурисио Хохшильд наладил на них производство так, что разбогател. А вслед за этим потратил свои миллионы, чтобы вывезти 15 тысяч евреев из нацистской Германии.

Стоит сразу сказать, что о деятельности Хохшильда по спасению евреев в годы Холокоста было известно и раньше. Но внезапно расчищенный архив, до которого у боливийских историков все не доходили руки, позволил оценить масштабы этой деятельности. По выуженным на свет документам выходит, что благодаря Хохшильду от гибели в концлагерях были спасены не менее девяти тысяч евреев – а возможно, и все 15 тысяч. И вот уже газеты пестрят заголовками «Шиндлер из Боливии», хотя еще недавно некоторые, в частности, боливийские историки говорили о Хохшильде исключительно как об эксплуататоре и коррупционере.

Маурисио Хохшильд родился в 1881 году в небольшом немецком городке Библис в еврейской семье, несколько поколений которой занималось торговлей металлами. Интересы семьи предопределили место его учебы – Фрейбергская горная академия. После учебы Хохшильд приступил к работе в фирме отца – в 1907 году стал ее представителем в Австралии, затем работал в Испании и Чили. Первую мировую войну он вынужден был провести в немецкой армии, но в 1919 году вместе со своей молодой женой Кити Розенбаум переехал в Южную Америку.

В Боливии молодая семья оказалась в 1923 году – на тот момент там жило еще порядка 25–30 еврейских семей. Хохшильд начал с того, что стал скупать оловянную руду, спрос на которую в Европе постоянно рос, а затем обратил внимание на прииски, считавшиеся до того совершенно нерентабельными – из-за якобы низкого содержания в них олова. Его желание купить эти прииски, пусть даже и за гроши, многие посчитали безумием. Однако Хохшильд применил самые современные для тех лет методы обогащения руды и крайне жестко организовал производство – уже спустя год рудники начали приносить прибыль.

Вскоре компания Хохшильда стала одной из крупнейших в стране – на ее долю приходилось до 30% всего добываемого олова. Его горнодобывающие заводы появились в Перу и Чили, а сам он стал считаться одним из самых богатых и влиятельных людей не только в Боливии, но и в Южной Америке в целом. Разумеется, местные марксисты, которых в Боливии хватало, говорили, что миллионы Хохшильда заработаны путем жесточайшей эксплуатации рабочих на его рудниках. Местная пресса изображала его исключительно как «кровососа» и воплощение зла.

Когда в июле 1937 года Херман Буш занял пост президента Боливии, он не преминул подыграть этим настроениям. «Я занял пост президента не для того, чтобы служить капиталистам. Это они должны служить стране, и если они не сделают это по собственной воле, их заставят силой. Я клянусь вам, товарищи, что я, Херман Буш, докажу этим Патиньо, Армайо, Хохшильдам и всем эксплуататорам Боливии, что есть президент, который заставит их уважать свою страну», – заявил он в своей «тронной» речи. Но правда заключалась в том, что дона Маурисио и Хермана Буша уже давно связывала личная дружба. И проводя свою политику «социалистического милитаризма», 33-летний президент по многим вопросам советовался со своим другом-капиталистом.

Мир между тем стремительно катился ко Второй мировой войне, Гитлер уже почти не скрывал своих планов по окончательному решению еврейского вопроса, а большинство стран мира захлопнуло свои двери перед евреями. И в этой ситуации Хохшильд проявляет себя с совершенно неожиданной стороны. У него вроде бы никогда не было никаких сантиментов, связанных с его принадлежностью к еврейскому народу. Скорее наоборот – он был типичным ассимилированным евреем, свои религиозные убеждения определял словом «агностик», перед немецкой культурой преклонялся.

Но в тот момент, когда над его народом нависла смертельная опасность, Хохшильд начал действовать. В 1938 году он убедил президента Хермана Буша пустить в страну еврейских эмигрантов, обещая, что они помогут развитию сельского хозяйства и промышленности страны. Больше того – он взял на себя все расходы по их первоначальному обустройству на новом месте. Как следует из недавно обнаруженных документов, на это Хохшильд потратил десятки миллионов песо – фантастические по тем временам деньги. «Кровосос» строил для новоприбывших евреев не только дома, но и еврейские детские сады и школы, заботился об их медобслуживании, учредил Общество защиты еврейских иммигрантов. Когда из Франции пришло письмо, готов ли он принять тысячу еврейских детей-сирот, Хохшильд мгновенно ответил согласием.

В результате, как считалось долгое время, в 1938 году в Боливию прибыло около 3000 евреев из Европы. Теперь же ясно, что на самом деле их было от 9 тысяч до 15 тысяч. Среди них были люди самых разных возрастов, в том числе видные представители интеллигенции – писатели, художники, ученые. Другое дело, что для многих Боливия была лишь стартовой площадкой для дальнейшего переселения в США, так что вскоре после окончания Второй мировой еврейская община насчитывала лишь 2000 человек.

«То, что президент Буш активно содействовал еврейской иммиграции в страну, кардинальным образом меняет наши представления о нем. Если раньше историки подозревали его в симпатиях к фашизму, то теперь мы можем однозначно утверждать, что он придерживался скорее антигитлеровской позиции», – считает Эдгар Рамирес, глава архива, в котором были найдены новые документы. В апреле 1939 года Херман Буш, явно вдохновленный масштабами деятельности своего друга, заявляет, что Боливия готова принять 20 тысяч евреев. Однако тот же Хохшильд просит в мае приостановить «семитскую иммиграцию», чтобы создать благоприятные условия для принятия еще большего числа европейских евреев.

На самом деле это была роковая ошибка, так как в июне Хохшильд был внезапно арестован и приговорен судом к смертной казни, так что ему стало не до подготовки теплого приема евреям. Буш сумел вытащить друга из тюрьмы, но в августе 1939 года при весьма таинственных обстоятельствах Буш покончил жизнь самоубийством, и это означало одновременно и конец влияния Хохшильда в политических кругах страны. Тем не менее он все еще пытался действовать – хотел создать еврейские сельскохозяйственные колонии, но это его начинание потерпело полное фиаско. В колонии он вложил около миллиона долларов, но евреи видели в Боливии лишь временное убежище и возделывать тут землю явно не собирались. В 1944 году Хохшильд снова был арестован, снова приговорен к смертной казни и снова освобожден. Затем его похитили – в течение двух недель он находился в роли заложника. Когда же наконец его выкупили, он уехал из Боливии, чтобы больше никогда в нее не возвращаться.

В 1952 году правительство Боливии обвинило его в грабеже нации и национализировало его компанию, но затем, чтобы избежать санкций, согласилось выплатить ему стоимость 30% активов компании. Это позволило Хохшильду безбедно существовать и продолжать заниматься бизнесом и благотворительностью. В 1947 году он учредил стипендию для латиноамериканских студентов, обучающихся в США. В 1951-м пожертвовал большую часть своего состояния в благотворительный фонд.

Кроме того, все это время он продолжал искать полезные ископаемые и открывать новые рудники не только в Латинской Америке, но и по всему миру. В 1961 году благодаря поразительному чутью Хохшильда в Чили был открыт медный рудник в городе Антофагаста. Но свою основную прибыль это месторождение принесло уже после смерти Хохшильда. Он скончался в Париже в 1965 году.

Сегодня, оглядываясь назад, понимаешь, что его имя не значится в ряду великих еврейских филантропов во многом потому, что он предпочитал помогать тысячам евреев лично, а не через какие-то организации, и никогда не пытался афишировать эту сторону своей жизни. Как это и положено нистарам – скрытым праведникам, на которых держится мир. Еврейский фольклор содержит немало рассказов о тех, кого все местечко держало за невежд и скупердяев. Лишь после их смерти оказывалось, что это были великие знатоки Торы и те, на чьи пожертвования жили все бедняки местечка. Просто нистары не только не афишировали, но и старались скрыть от окружающих эти свои качества.

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...