Илья Сегалович: каким он парнем был

27.07.2015

Это вообще редко бывает – чтобы о человеке из списка Forbes вспоминали как о доброй фее. Внимательный, помогавший всем и даривший тепло человек. С мягкой улыбкой, умевший говорить с каждым. Еще реже такое говорят о тех, кто работает в хай-теке и договаривается в основном с машинами. А Сегалович умел говорить именно с людьми. Может быть, поэтому даже взрослые мужчины звали его Илюша. Тем несправедливее и обиднее, что два года назад его не стало.

Он родился в 1964 году, когда нынешний Нижний Новгород носил имя Горький. Родился в семье геологов. Отец – знаменитый ученый, первооткрыватель важных месторождений, лауреат множества госпремий. Из-за профессии отца Сегаловичи часто переезжали, и в школьные годы Илья оказался в Алма-Ате. Очень рано стало понятно, что геологом мальчик не будет, а вот к математике у него талант. И родители принимают решение, которое определит его судьбу, – отдают Илью в физматшколу, где он и познакомится со своим будущим ближайшим другом и соратником по «Яндексу» Аркадием Воложем.

Мальчишки были очень увлечены математикой, сидели за одной партой, готовились к олимпиадам. Увлечением был сам интеллектуальный вызов – олимпиады, в которых можно было соревноваться с ребятами со всего огромного СССР. И Сегалович соревновался отчаянно. В 1981 году на Всесоюзной олимпиаде по математике Илья занимает второе место и теперь должен отправиться на международные соревнования в США. Но советский спрут, хоть и постепенно помирал, все-таки не желал ослабить хват своих щупальцев. В те годы многие уезжавшие за рубеж на гастроли, олимпиады или для участия в других конкурсах становились невозвращенцами. И Илье не повезло: именно в 1981 году власти решили советскую делегацию на международные соревнования по математике не посылать. Кто знает, как бы сложилась судьба Сегаловича, если бы он уехал тогда на олимпиаду в Нью-Йорк. Может, и «Яндекса» бы никакого не было. И это был не единственный случай, когда наш герой чуть было не покинул родину. Но обо всем по порядку.

Закончив школу, Илья и Аркадий отправились поступать в Москву, но в МГУ их не приняли. Пришлось отнести документы в другие вузы: Илья решил идти по стопам отца и поступить на геофизический факультет в Геологоразведочный институт, а Аркадий отправляется в Институт нефти и газа. Но связь друзья не теряют: ходят вместе на бадминтон, много общаются. Илья продолжает увлеченно сражаться на олимпиадах – на этот раз уже студенческих. И регулярно занимает на них первые места.

Естественно, институт он заканчивает с красным дипломом. Дальше, казалось бы, всё предсказуемо: молодой перспективный специалист устраивается лаборантом в Институт минерального сырья им. Федоровского и занимается тем, чему отец посвятил жизнь, – геофизикой. Но Илья не рвется разыскивать новые месторождения. Его увлекает другой поиск – интеллектуальный, цифровой. Вместе со своим научным руководителем он занимается программированием, работает на IBM – они разрабатывают модули геофизической системы «Альфа-2» и «Альфа-3».

Но время снова продиктует свое – перестройка, новые веяния. Геология, как и вся наука, отходит на задний план. А друг детства Аркадий создает собственную компанию «Аркадия» и занимается перспективным направлением – разработкой программного обеспечения и мечтает создать информационно-поисковую систему, основанную на морфологическом принципе. Сегаловича увлекают идеи друга. Да и платят за них неплохо. Илья становится одним из ведущих разработчиков в компании своего школьного товарища. И забывает о геофизике навсегда.

Идей становится всё больше, заказов тоже. «Аркадия» разрабатывает алгоритм сжатия данных, чтобы решить проблему дефицита места на дискетах. Программа расходится как горячие пирожки. А Сегалович продолжает разрабатывать код поискового движка – и создает систему работы с синодальным переводом Библии. Ни больше ни меньше. Уже через год «Аркадия» сделает для Института мировой литературы поиск по оцифрованным академическим изданиям Пушкина и Грибоедова.

Несмотря на невероятный успех, в 1993 году Сегалович задумывается об эмиграции. Его останавливает лишь один барьер – Илья не очень хорошо владеет английским, язык нужно подтянуть. И он отправляется на языковые курсы, не зная, что тем самым снова закрывает себе дорогу к эмиграции. Правда, теперь вмешалось не государство. Здесь – на курсах английского – молодой разработчик знакомится со своей будущей женой Машей. У Маши уже трое детей от первого брака, она работает художницей в детском театре «Подвал» и на добровольных началах занимается детьми из детдомов. Ни о какой загранице больше не может быть и речи: Илья и Маша вскоре распишутся, и в их семье появляется четвертый ребенок – первый и единственный общий. Вскоре они удочерят еще трех девочек из детдома. В доме будет девять детей. А десятым станет знаменитый «Яндекс».

Всемирная сеть развивается всё стремительнее. Становится понятно, что вскоре появится потребность в поисковой системе с открытым словарем. Русскоязычный поисковик может понадобиться уже сегодня. За разработку будущего «Яндекса» Сегалович и Волож берутся в 1996-м. Илья создает модули и размышляет над названием. За основу решили взять английское слово index. В то время это было модно – на английский лад называли абсолютно всё, лишь иногда добавляя русские буквы в качестве вишенки на торте. Илье приходит в голову идея: вместо английской буквы I в начале слова index он размещает русскую «Я». Получается «Яндекс» – первая русскоязычная поисковая система с несловарным и словарным поиском. Сегалович и «Аркадия» стремительно дорабатывают свой продукт: создают библиотечные модули и базовые синтаксические анализаторы, расширяют возможности поиска. В 2000 году появляется компания «Яндекс», которая полностью поглощает Илью.

«Я очень слабо отделяю себя от “Яндекса”, – говорил он. – И очень сильно в него интегрирован. Рад любому запуску, любому новому проекту, даже если изначально идея исходила не от меня. Например, “Яндекс.Пробки” придумал Аркаша, но этот проект я считаю не менее своим, нежели “Яндекс.Блоги”, который исходил от меня».

Впрочем, так же увлеченно и самозабвенно Илья занимается благотворительностью. Он придумывает название для благотворительной компании своей жены – «Дети Марии». И... становится клоуном. В самом начале их совместной жизни с Машей она пригласила знаменитого в Америке врача Пэтча Адамса в московский интернат, которому помогала. Адамс был не просто врачом – он верил в то, что все болезни лечит смех, и устраивал целые представления для своих больных. Илья так увлекся идеей американского доктора, что тут же включился в происходящее: помог организовать его приезд и решил лично поучаствовать в его представлении.

После этого Адамс двадцать лет подряд приезжал в Россию, чтобы смешить и лечить детей в детдомах и приютах. И с ним вместе всегда выступал Сегалович – доброго, веселого клоуна обожали дети. Его не смущали ни клоунский наряд, ни ребятишки, висящие на нем гроздьями. Он как будто забывал в тот момент и о поисковой выдаче, и о том, что занимает одно из престижных мест в списке Forbes, – полностью отдавался представлению. И был безумно счастлив от того, как радуются их представлениям ребятишки.

Кажется, его совершенно не интересовало всё то, что так быстро отрывает от реальности хорошо зарабатывающего человека. «Меня в детстве научили не стремиться быть крутым, – рассказывал Илья. – Моя цель всегда заключалась в том, чтобы быть totally uncool, но таким, который внутри на самом деле понимает, что он-то как раз круче всех».

Он действительно был круче всех. Мало о ком из богатых и знаменитых вспоминают с такой нежностью и теплотой. Он ушел так же, как другой великий IT-разработчик – Стив Джобс. Их обоих съел рак. О Стиве говорят как о гениальном, но непростом, неоднозначном, сложном человеке. Илью зовут исключительно Илюшей и свои, и малознакомые люди. «Чувство спешки обязательно должно быть, – говорил Сегалович. – Без него вообще ничего сделать нельзя. Если нет ощущения “либо сейчас, либо никогда”, то, скорее всего, вы будете не первыми. И даже не вторыми». А он был первым. Всегда – с самой юности, когда привык побеждать на олимпиадах. Жаль только, что и уйти он тоже поспешил.

Алина Ребель

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...