Король всех нищих

31.01.2017

Он провел жизнь в страшной нищете – все потому, что лишился наследства, женившись на служанке, и рисовал свои картины так, что их никто не понимал и не покупал. Ему всего-то следовало отказаться от любви и вернуться к канонам академической живописи. Но он пошел до конца – сегодня Камиль Писсарро считается отцом импрессионизма, породившим и Гогена, и Ван Гога.

Он был сыном успешного торговца Абрама Писсарро, французского еврея из Бордо, обосновавшегося на острове Сен-Томас в Карибском бассейне. Мать Рахиль принадлежала к роду португальских евреев, живших на острове уже много десятилетий. Бизнес отца, торговавшего скобяными изделиями, процветал – Абрам ждал скорейшего взросления родившегося в 1830 году сына, который смог бы продолжать его дело. Когда Камилю было 11 лет, его отправили учиться во Францию. В колледже в Пасси он провел шесть лет, вернувшись к родителям в 1847 году. Одним из предметов, преподаваемых в колледже, был и рисунок, который выявил художественные таланты Писсарро. Но возможность дальнейшего профильного обучения живописи Камиль даже не рассматривал, ведь дома его ждал отец. Вернувшись, он присоединился к бизнесу отца, но наравне с книгами учета товара на его рабочем столе всегда находился набор для рисования. И Писсарро не упускал ни малейшей возможности запечатлеть то, что видел вокруг: торговцы, матросы, корабли, океан и горизонт. О том, что за этим горизонтом намного больше объектов для творчества, поведал юнцу случайно увидевший его за работой молодой датский художник Фриц Мельби. Мельби оценил талант Камиля, предложил бросить рутинную работу и уехать вместе с ним в Венесуэлу. На следующее утро, впервые за шесть лет совместной работы, отец не обнаружил сына в рабочем кабинете, а в комнате их с матерью ждало прощальное письмо, поведавшее о страсти сына к живописи, его ближайших планах и с просьбой простить за неоправданные надежды.

Много позже, бедствуя, Писсарро вспоминал этот момент, связавший его с искусством навсегда: «В 1852 году я был хорошо оплачиваемым клерком в Сент Тома, но я не смог там выдержать. Не раздумывая долго, я все бросил и удрал в Каракас, чтобы сразу порвать связь с буржуазной жизнью. То, что я претерпел тогда, невообразимо. То, что мне приходится терпеть сейчас, – ужасно, и переносить это труднее, чем когда я был молод, полон сил и энтузиазма, возможно, что у меня нет будущего. Однако, если можно было бы начать сначала, я думаю, я не стал бы колебаться и пошел бы по тому же пути».

Это сегодня его картины оцениваются в десятки миллионов долларов, а к моменту написания этих строк Писсарро был художником с 30-летним стажем, картины которого никто не покупал. В том путешествии после бегства из дома он пробыл три года, вернувшись в Сент Том в 1855 году. За эти три года сложился характер его живописи – точный и реалистичный рисунок фигур, продуманное композиционное построение. Не гоняясь за экзотикой пейзажей, он оттачивал свое мастерство, рисуя окружавшие его обычные объекты – хижины, матросов, погонщиков, животных. В общем, все то, на что маститые художники и не обращали внимания.

По возвращении Камиля отец уже не настаивал на занятии коммерцией, а, напротив, оказал помощь в продолжении обучения в Париже в Академии Сюиса. Там он познакомился с Моне, оказавшим сильное влияние на этот этап творчества Писсарро. Помимо Моне на его творчество повлияют еще много художников – Камиль Коро, Гюстав Курбе, Шарль-Франсуа Добиньи. Но каждый раз это влияние будет преодолеваться – Писсарро вбирал их опыт, но развивал свой собственный неповторимый стиль.

В ту пору в Париже художник встретил свою любовь – Жюли Вэллей, бывшую прислугу матери. Отец молодого художника отказался признать их брак и лишил сына ежемесячного пенсиона. В 1863 году у Писсарро родился сын, и семейство перебралось жить в окрестности Парижа, не в состоянии позволить себе жизнь в дорогой столице. Зато Писсарро внезапно окружили пейзажи, буквально наполненные поэзией. И он, конечно же, не преминул их запечатлеть. Несколько раз его работы были приняты в Салон, но чаще всего все они отвергались как не соответствующие академическим канонам.

Писсарро был бескомпромиссным приверженцем реалистической школы живописи, а основное внимание старался уделять изображению освещенных предметов в воздушной среде. Свет и воздух – это ведущая тема в творчестве Писсарро. Чтобы досконально соответствовать реальности, он стремился писать и заканчивать свои пейзажи не в мастерской, а прямо на пленэре. Считается, что именно Камиль Писсарро самостоятельно выработал основные принципы, повлиявшие на формирование импрессионизма, и оказал влияние на многих художников-новаторов: Поля Гогена, Эдгара Дега, Поля Сезанна, раннего Винсента Ван Гога.

Франко-прусская война заставила его уехать с семьей в Лондон, где он продолжил увлеченно писать уже городские пейзажи, передающие очарование Туманного Альбиона. В это время его дом в предместьях Парижа был захвачен и разграблен прусскими солдатами, а большинство хранившихся там картин уничтожено. Солдаты просто использовали их в качестве настила, бросая на землю в саду, чтобы не испачкать ноги. В Лондоне состоялось знакомство художника с молодым торговцем картинами Полем Дюран-Рюэлем, оказавшим впоследствии огромную поддержку всем импрессионистам. Тем временем импрессионистов не жаловали – первая их выставка состоялась в 1874 году и вызвала ужасающий скандал. Но Писсарро все равно продолжал писать в выбранной им манере, которая была тогда никому не интересна. Нищета его семьи достигла таких масштабов, что вместе с младшими детьми жена художника изготавливала незатейливые поделки и продавала их. Причем раскупались они куда быстрее, чем творения великого Писсарро.

Триумф пришел в 1892 году. Тогда в Париже состоялась большая выставка его картин. После нее материальное положение семьи начало улучшаться. Казалось, испытания, выпавшие на их долю, наконец-то закончены, но именно в этот момент признания художника настигла беда – тяжёлая болезнь глаз, не позволявшая ему работать под открытым небом, а уж тем более в холодное время года. А ведь природа, открытый воздух, солнечный свет были для него всем.

Но даже оказавшись пленником в собственной комнате, он не сдался. Он начал писать городские пейзажи, сидя у окна. Он выбирал гостиничные номера на верхних этажах отелей с широким углом обзора. Именно сидя у окна, он написал свои знаменитые парижские пейзажи, которые настолько глубоко вошли в историю искусства, что ныне традиционный образ Парижа воспринимается не иначе как глазами Писсарро. Конечно, его творческий путь временами выходил за рамки импрессионизма. В нем были и кратковременные эксперименты с неоэкспрессионизмом и пуантилизмом, и занятия гравюрой, офортом и литографией.

Всего же Писсарро оставил после себя порядка тысячи картин помимо уничтоженных во время франко-прусской войны (а там было почти 20 лет его работы). Это был не только великий художник, но и человек необычайной моральной силы, противостоявший ударам судьбы и нищете в течение большей части своей жизни, спокойно их переносивший и продолжавший работать. «Работая, я забываю все горести и печали. Я даже просто их не знаю. Страдание подчиняет себе только бездельников».

Статьи по теме

Культура

Человек непростой культуры

Он хотел быть художником, но потом понял – объяснять искусство так же важно, как и создавать. И стал ведущим экспертом в области живописи, кино и театра, а чуть позже – возглавил легендарный журнал «Искусство кино». Там была правда не только про фильмы, но и про жизнь вокруг. За это его не любил...

Культура

Стихи из Катастрофы

Ее родители переехали из Ровно в Аргентину, все остальные родственники – в Центральную Европу. В девять лет она узнала о смерти тетушек, братьев и сестер от рук нацистов. Дальше – бессонница, заикание, астма и диагностированный невроз. Врачи советовали вести дневник, она заполняла его стихами –...

Общество

Микс баронессы Ротшильд

Развод с гулящим нефтяным магнатом Беатриса Ротшильд отпраздновала с размахом – закатила роскошную свадьбу для своей собаки. А сразу после взялась строить виллу на Лазурном берегу, задумав совместить в ней все стили в искусстве. С задачей справился лишь 20-й по счету архитектор, но в итоге место...

Литература

Укус блохи Сорокина

Тёмные века Исламской революции миновали, мир ещё наводнен беженцами и солдатами, но в целом люди выдохнули и переживают Ренессанс. Еду теперь готовят на кострах из раритетных книг. Евреи здесь на высоте: форшмак на Шолом-Алейхеме, гефилте фиш на «Одесских рассказах» Бабеля. Таким Владимир...

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...