Алкоголиков начальник

19.03.2018

Он был первым психотерапевтом России – лечил гипнозом параличи и эпилепсию, помогал алкоголикам, игроманам и морфинистам. Но несмотря на тысячи благодарных пациентов, врачи его за своего не считали. Зато гипнотизера Осипа Фельдмана обожали писатели – Куприн, Толстой, Чернышевский и Чехов.

В книге Ильи Василевского «Романовы» есть эпизод, где еврей Осип Фельдман спасает обер-прокурора Святейшего синода Константина Победоносцева – притеснителя гражданских свобод и сторонника антисемитской «процентной нормы». Однажды чиновник, прогуливаясь по берегу в Севастополе, поднялся на один из купальных мостиков. Вскоре, неуклюже повернувшись, он рухнул в море в тяжелом пальто. Еще минута – и ненавидимый народом бюрократ захлебнулся бы, но этой нелепой смерти помешал гипнотизер Осип Фельдман, случайно оказавшийся рядом. Он бросился в холодную воду и вытащил старика на берег. Когда без пяти минут утопленник пришел в себя, между ним и спасителем состоялся лаконичный диалог:
– Еврей? – грозно спросил Победоносцев.
– Еврей, – кивнул гипнотизер.
– Крестись! – сухо приказал обер-прокурор вместо благодарности.

Якобы на следующий день после спасения бюрократического сухаря в газетах вышел фельетон Александра Амфитеатрова под названием «Не всегда тащи из воды то, что там плавает!». Народ явно не был благодарен Фельдману за его неуместное в той ситуации человеколюбие. Но навряд ли Осип об этом переживал – и себя, и других он избавлял от душевных терзаний на раз.

Имя Осипа Ильича Фельдмана стоит в списке первых психотерапевтов России, но о его жизни известно крайне мало. Одно из первых упоминаний о русском менталисте встречается у британского физиолога Уильяма Бенджамина Карпентера. В 1882 году он описывал, как 20-летний гипнотизер из России путешествовал по Великобритании и вводил в глубокий сон всех желающих. Карпентер вспоминал, что Фельдман внушал пациентам либо забыть какие-то моменты из жизни, либо, наоборот, воскресить события прошлого в своей памяти: «Потрясающе, что пациент преображался на глазах и жил опытом и привычками тех периодов, в которые его вводил гипнотизер». Карпентер к тому моменту больше 30 лет служил экзаменатором по физиологии при Лондонском университете и вряд ли был бы впечатлен обычными фокусами. Очевидно, без медицинского гения Фельдмана тут не обошлось.

Портреты Фельдмана хранятся в Российском государственном архиве литературы и искусства, но не в открытых источниках. Тем, кто не может попасть в этот архив, остается представлять Осипа по литературным описаниям. Для этого можно, к примеру, взять пьесу Льва Толстого «Плоды просвещения». Писатель, интересующийся душевными терзаниями, познакомился с Фельдманом в 1889 году, а уже через два года фактурно запечатлел его в образе героя пьесы, господина Гросмана – известного угадывателя мыслей: «брюнет еврейского типа, очень подвижный, нервный, говорит очень громко». Персонаж у Толстого вышел гротескным – немножко обманщик, немножко фанатик. За сатирическое изображение своей персоны Фельдман даже подавал в суд – но не на автора пьесы, а на актера Дмитрия Гарина-Виндинга, сыгравшего Гросмана на сцене Малого театра. Чем все закончилось, неизвестно.

Но кто бы что о Фельдмане ни думал, это никак не сказывалось на его популярности. Доктор успешно избавлял от алкоголизма, суицидальных настроений и параличей сотни людей – в России и за рубежом. Фельдман уверял, что «гипнотизм и внушение» – один из немногих действенных методов лечения самых разных болезней. Причем, подчеркивал Фельдман, чем глубже ввести человека в гипноз, тем сильнее будет терапевтический эффект. Его метод привлекал большей степенью женщин – сам врач говорил, что до 90% его пациентов составляют дамы. Фельдман признавался: какого бы пола ни был его пациент, лечение было не мгновенным. Иногда у него самого получалось добиться «глубокого гипнотического сна только после 47 сеансов».

Осознавая зрелищный потенциал своего занятия, гипнотизер не стремился превращать свои сеансы в балаган. Он и впрямь интересовался наукой. Еще в самом начале карьеры, в середине 1880-х годов, он входил в состав петербургской врачебной комиссии при Медико-хирургической академии и участвовал в научной разработке терапевтического применения гипноза. После этого он получил приглашение в Москву от профессора Николая Склифосовского. Во второй половине 1880-х годов Осип – к тому времени уже известный в кругах российских ученых – отправился во Францию перенимать знания у опытного врача-психиатра Жана-Мартена Шарко. После Франции Осип учился в США у известного профессора Вильяма-Александра Гаммонда, получил звание доктора судебной медицины и в 1889 году вернулся в Россию с заграничным дипломом. Врачи на родине с удовольствием приняли его в свои профессиональные ряды: в 1903 году Фельдман участвовал в съезде психиатров в Киеве.

В 1910 году вышел «психологический этюд» Фельдмана под названием «Гипнотизм и внушение в жизни». Было три выпуска – про гипноз в медицине, суде и оккультизме. В книге Фельдман рассказывал, что с одинаковым успехом помогает как парализованным и эпилептикам, так и курильщикам табака, клептоманам, игроманам и морфинистам, которых много развелось после русско-японской войны. Еще он описывал, как сильные впечатления, пережитые беременной, влияют на пол будущего ребенка, а также умело заставлял вегетарианцев есть мясо и добивался «правильного» поведения от маргинальных личностей.

Все его «внушения» проводились «на благо» и с согласия пациента и его родни – этот момент был принципиальным. Фельдман возмущенно докладывал, как своим гипнозом «перебивал» криминальные установки, внушенные нечистыми на руку гипнотизерами. Описания метода Фельдман в книге всегда сопровождал человеческими историями. Например, в первом выпуске своего этюда Фельдман в подробностях рассказал, как полностью излечил от долговременной и мучительной агорафобии беллетриста Л.О. Л-ена, спас семью, где муж сгорал от ревности к безупречно верной жене, и вылечил от алкоголизма несчастную мать семейства, запившую по-черному после потери сына. И таких сентиментальных историй – на целый сборник.

Фельдман полные имена пациентов никогда не называл, но с этим отлично справлялись другие. Фельетонист и театральный критик Влас Дорошевич в своем сборнике описывал, как Фельдман лечил от алкоголизма актера Михаила Лентовского. Дорошевич назвал гипнотизера толстеньким буржуйчиком, старающимся изо всех сил походить «непременно на Мефистофеля». Не без иронии Дорошевич отмечал, что у волшебного врачевателя было светящееся самодовольством лицо хорошо торгующего человека. Он вспоминал, что «гипнотизирующие глаза» менталист прикрывал темным пенсне – так, будто это и не глаза вовсе, «а одиннадцатидюймовые орудия, и он предохраняет от их ужасного действия весь мир». Как бы там ни было, Лентовского Осип вылечил – правда, чтобы сделать внушение, пришлось усыплять его хлороформом. Однако результат клиента не обрадовал: он решил, что вместе с тягой к опьянению потерял всю свою фирменную энергию и силу воли.

Иногда вылечить пациента не получалось. Писатель Василий Немирович-Данченко в своих мемуарах рассказывал, что разбитую жутким параличом жену знаменитого переводчика и мемуариста Федора Фидлера гипнотизер Фельдман так и не смог поднять на ноги. Впрочем, успехов было все-таки больше. Имя Осипа Фельдмана было у всех на слуху – что дома, что за границей. Но почему-то коллеги в серьезных очерках и исследованиях предпочитали на него не ссылаться. Так, в своих работах о внушениях современник Фельдмана знаменитый психиатр Владимир Бехтерев не говорит о нем ни слова. Скорее всего, выводы Осипа казались ему слишком развлекательными, поверхностными и ненадежными. Сам же Осип Фельдман выпустил всего несколько статей и книг. Некоторые из них до сих пор хранятся в Российской государственной библиотеке – например, там есть провокационная работа «Пол потомства и гипнотическое внушение».

Фельдман интересовался не только гипнозом – с особенным жаром он еще собирал автографы известных лиц. В Российском государственном архиве литературы и искусства хранятся его альбомы с памятными записками Куприна, Ермоловой, 3оля, Драгоманова, Чернышевского, акварелями Бакста, фотографиями с дарственными надписями Сары Бернар, Марка Твена, Мамина-Сибиряка и Толстого, нотные записи Чайковского и другие артефакты. Некоторые документы адресованы самому гипнотизеру, а некоторые – архивная переписка известных лиц, например, Екатерины II или Чичерина. Как добывались автографы – отдельная история. Кто-то вписывал свои слова легко и быстро, а у некоторых это так и не получалось. Сохранилось письмо Чехова от 13 февраля 1895 года, в котором он возвращает альбом и извиняется, что написал совсем мало: «Я не придумал ничего подходящего. Я начал одну страницу; когда встретимся, прибавлю еще что-нибудь, теперь же голова отказывается думать».

Одним из последних упоминаний об Осипе Фельдмане стала заметка в «Петербургской газете» от 26 апреля 1911 года. Там сообщалось, что в город на три недели приехал «известный гипнотизер Фельдман». После сухо отмечалось, что доктор устроил в Лозанне санаториум для нервных больных, где собирается применять гипнотический способ лечения. Больше об известном психотерапевте нигде не говорилось ни слова.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...