Мохаммед Али и евреи

29.06.2016

Он много раз выступал с антисемитскими заявлениями, хотя благодаря евреям построил свою карьеру: его секундантом и спичрайтером был чернокожий еврей из Гарлема, обычно он нанимал только евреев себе в промоутеры, даже его внук и ближайший друг, голливудский актер Билли Кристал, приняли иудаизм. А он остался антисемитом, хотя зачем-то пригласил на свои похороны двух раввинов. История взаимоотношений Мохаммеда Али и евреев – на ринге и вне ринга.

«Мохаммед Али – на трусах полоса. Порхает как бабочка и жалит как оса». Этим строчкам уже более полувека. В оригинале дразнилка звучит так: «Float like a butterfly, sting like a bee, your hands can't hit what your eyes can't see» (Я порхаю как бабочка и жалю как пчела, ты не сможешь ударить того, кого не видят твои глаза). Дразнилка – потому что Кассиус Клей, тогда еще не сменивший имя на Мохаммед Али, прочел эти исторические строки 25 февраля 1964 года на пресс-конференции накануне своего боя с Сонни Листоном за звание чемпиона мира по боксу в тяжелом весе по версии WBA/WBC, а затем множество раз повторял их во время процедуры взвешивания в утро перед боем. Перед выходом на ринг Кассиус вместе с братом Руди молился Аллаху. Бой он выиграл, а через несколько дней как раз взял имя, ставшее легендарным.

У дразнилки есть автор – Дрю Бандини Браун. Он был секундантом боксера, а по совместительству еще и спичрайтером – что уж тут поделать, если у тебя литературный талант? Его можно часто увидеть на фотографиях рядом с абсолютным чемпионом мира по боксу в тяжелом весе. Али сидит в своем углу ринга, а Дрю стоит за его левым плечом. На первый взгляд может показаться, что перед вами на фото два афроамериканца, но это не совсем так: перед вами мусульманин и иудей. В начале 1950-х уроженец Гарлема афроамериканец Дрю повстречался с очаровательной Родой Палестайн из Бруклина – дочкой евреев-эмигрантов из России. Вскоре Дрю стал соблюдать еврейские традиции, прошел гиюр, и пара поженилась. Конечно, подобный брак в ту эпоху был пощечиной американскому общественному мнению, тем не менее он оказался счастливым и крепким.

В 1955 году у супругов родился сын Бадди. К Мохаммеду Али он относился как к старшему брату, а его отец, Дрю, всячески старался разделить свое внимание между сыном и своим подопечным-чемпионом. Бадди хвастался перед мальчишками фотографиями в компании великого боксера, а потом повзрослел, закончил университет, получил степень MBA и служил в американских ВВС, где стал первым чернокожим пилотом самолета-штурмовика. И, вероятно, не только первым, но и единственным чернокожим пилотом самолета-штурмовика, носящим кипу. В эпоху борьбы за гражданские права в США, когда обрел популярность термин «афроамериканец», Бадди говорил: «Я не афроамериканец. Я – американец, которому довелось быть чернокожим и евреем». Видимо, подобным образом идентифицировал себя и его отец, стоявший за левым плечом у Мохаммеда Али.

Кстати, незадолго до того боя Кассиуса Клея с Сонни Листоном отец победителя, Кассиус Марселлус Клей-старший, дал корреспонденту газеты Miami Herald весьма пространное интервью, в котором, в частности, рассказал, что его сын в 18 лет примкнул к чернокожим мусульманам, которые внушили ему ненависть ко всем белым, всем женщинам, в том числе и к собственной матери, глубоко верующей баптистке. И хотя позже Мохаммед Али и опроверг слова отца, в последующих его публичных заявлениях не раз сквозила ксенофобия по отношению к традиционному врагу радикальных мусульман – евреям и Израилю.

В 1970 году на пресс-конференции в Атланте, отвечая на вопрос относительно возможности боя с Джо Фрейзером, Мохаммед Али с улыбкой заметил: «Все эти еврейские промоутеры еще увидят, что все сложится». Еврейские промоутеры? Вероятно, вот кого Али имел в виду: в 1965 году юрист Боб Арум неожиданно заинтересовался боксом и, отказавшись от адвокатской карьеры, стал промоутером боксерских поединков. В 1966 году в число его подопечных попал и Мохаммед Али. Именно Арум организовывал его бой с Оскаром Бонавеной в «Мэдисон-сквер-гарден», которому предшествовала та пресс-конференция в Атланте. К слову, директором по боксу «Мэдисон-сквер-гарден» в то время был Харри Марксон, а мэром Атланты – Сэм Массел. Чтобы организовывать бои Мохаммеда Али, промоутеру Бобу Аруму пришлось договариваться с Элайджей Мухаммадом – главой радикальной группировки «Нация ислама». Влияние этой организации на Мохаммеда Али было очень велико и распространялось и на карьеру, и на личную жизнь чемпиона.

В августе 1964 года Али первый раз женился – на официантке Сонджи Рой. Вскоре у супругов возник конфликт из-за одежды. Сонджи не хотела одеваться так, как это подобает правоверной мусульманке. Духовным же наставникам Али не нравилась не только одежда его жены, но и сам факт, что супруга кумира американских чернокожих мусульман – из «неверных». В итоге через год с небольшим брак распался.

Со второй супругой идеологических разногласий не возникало: с 17-летней Белиндой Бойд чемпион познакомился в мусульманской кондитерской – она там стояла за прилавком. Вскоре после заключения гражданского брака Белинда приняла ислам и приняла имя Халила Али. Она правильно одевается, а медовый месяц супруги совмещают с «гастрольным туром» Али по США, в рамках которого он выступает, но не на ринге, а в мечети.

Под занавес карьеры великого боксера у промоутеров возникла идея организовать его бой с Майком Россманом – он носил титул чемпиона мира в полутяжелом весе, и его называли «Кошерным мясником» и «Еврейским бомбардировщиком». На трусах у него была не полоса, а Звезда Давида. И еще одна Звезда Давида была вытатуирована на задней стороне голени Россмана. Можно предположить, что бой двух чемпионов мира, белокожего еврея и чернокожего мусульманина, мог бы вызвать огромный интерес у публики, переговоры велись полтора года, но успехом не увенчались.

Наконец, в 1974 году Али объявляет, что уходит с ринга и займется распространением ислама. Видимо, в мечети он чувствовал себя уже лучше, чем на ринге. Он жертвует деньги на благотворительность и отправляется в турне по Ближнему Востоку. В Ливане он посещает лагеря палестинских беженцев, после чего заявляет «от своего имени и имени всех мусульман Америки», хотя неизвестно, когда они на это его уполномочили, о «поддержке борьбы палестинцев за освобождение своей родины от сионистских оккупантов».

А в феврале 1980 года Мохаммед Али по поручению президента США Джимми Картера едет в Индию, чтобы убедить власти этой страны бойкотировать Олимпийские игры в Москве. Местная газета публикует следующую реплику бывшего чемпиона мира: «Вам известно, как выглядит иерархическая лестница сионизма. Они контролируют Америку, они контролируют мир. Они на самом деле выступают против ислама. Что бы плохого ни сделал мусульманин, они винят в этом религию. Религия не может быть плохой. Это люди бывают плохими». Однако позже, в интервью репортеру агентства Assosiated Press, боксер неожиданно заявляет: не помню о том, чтобы говорил что-то о сионизме. Наконец, в 1985 году Али прибывает в Израиль и просит у властей еврейского государства освободить из лагеря в Атлите 735 мусульман-шиитов, обвинявшихся в помощи боевикам в южном Ливане. Власти Израиля вежливо ему отказали.

Тем временем давно рухнул его брак с Халилой, продержавшийся целых десять лет. Халила родила Мохаммеду Али четверых детей. Впрочем, лучше не углубляться в вопрос, сколько у него всего было детей и от каких женщин – пусть в этом разбирается сначала американский суд, вершащий дело о разделе наследства великого боксера. Но на одного из внебрачных детей Мохаммеда Али имеет смысл обратить особое внимание. Его дочь Халия вышла замуж за известного еврейского адвоката Спенсера Вертхаймера. Когда в 2012 году их сыну Джейкобу исполнилось 13 лет, он выбрал религию отца. На бар-мицве Джейкоба Вертхаймера в синагоге «Родеф Шалом» в Филадельфии присутствовал и его дед, Мохаммед Али.

Известный американский актер Билли Кристал был близким другом Мохаммеда Али почти 40 лет. Они познакомились после того, как комик Кристал выступил по телевидению с пародией на него. В 1999 году легендарный боксер в качестве председателя церемонии награждения вручит Кристалу награду как «американский друг Еврейского университета в Иерусалиме» – вот такие перипетии судьбы. А в июне 2016-го Кристал придет на похороны Мохаммеда Али. Вместе с ним на похоронах будут присутствовать два раввина – такова была воля покойного.

Религиозные воззрения Мохаммеда Али в какой-то мере можно объяснить цитатой из его мемуаров, названных «Душа бабочки» в память о придуманной Бадди детской дразнилке: «Не важно, мусульманин ты, христианин или еврей. Если веришь в Бога, нужно верить, что все люди – одна семья. Если ты любишь Бога, ты не можешь любить только некоторых его детей».

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...