Враг двух государств

18.05.2017

Почти двадцать лет он был самым важным агентом советской разведки в США и главным связным между НКВД, супругами Розенберг и физиками из американского ядерного проекта. Но был предан своими и всю оставшуюся жизнь провёл, скрываясь от спецслужб сразу двух сверхдержав. Подлинная история советского агента Джозефа Каца, ставшего прототипом Джеймса Бонда.

Его история в течение многих десятилетий оставалась скрытой в тайных архивах американского ФБР, советского КГБ и израильского ШАБАК. Но сейчас благодаря исследованиям о противостоянии разведок США и СССР, воспоминаниям родственников и опубликованным письмам к брату можно, хотя и с большими лакунами, восстановить значительную часть его увлекательной биографии, которой мог бы позавидовать любой персонаж шпионского детектива.

На службе у Советов

В ноябре 1945 года в ФБР пришла женщина по имени Элизабет Бентли и рассказала, что она на протяжении семи лет работала на советскую разведку, а теперь, разочаровавшись в коммунистических идеях, решила во всём сознаться. После чего Элизабет принялась перечислять имена десятков федеральных служащих, успевших поделиться с ней секретными сведениями. Агенты ФБР были ошеломлены количеством обрушившейся на них информации и сбились с ног, едва успевая арестовывать высокопоставленных чиновников по списку Элизабет. Поэтому до упомянутого ею «невзрачного и бесцветного американца по имени Джек, хромового и с типичным бруклинским акцентом» агенты ФБР дошли лишь три года спустя. И только в тот момент осознали, что «невзрачный Джек» – это Джозеф Кац – куда более ценный игрок, чем все арестованные ими и падкие до вознаграждения чиновники вместе взятые.

Йоске родился в Литве. Его отец эмигрировал в США в 1913 году, а семь лет спустя там уже обосновалась вся семья, сменив фамилию Хаит на, вероятно, более удобную в Америке фамилию Кац. Так и Йоске постепенно превратился в Джозефа. Один его брат, Менке, посвятил свою жизнь стихам, став известным поэтом-идишистом, другой – Мэйшке – пошёл в банковское дело, а Джозеф, не доучившись на инженера, решил отдать себя революции, включившись в деятельность одной из самых засекреченных ветвей американского коммунистического движения.

Джозеф хотел «искоренить социальную несправедливость в мире», но был не только романтиком, но и прагматиком, а потому занялся самым необходимым для революции – отмыванием средств, поступавших из СССР на нужды революционеров. И, вероятно, уже со второй половины 1930-х годов был окончательно завербован советской разведкой. А организационный талант, умение со всеми договориться и способность решить поставленные задачи вскоре сделали Каца едва ли не самым надёжным и важным агентом советской разведки в США. Глава советской резидентуры в Штатах рекомендовал даже наградить в 1943 году Каца орденом «Знак Почёта».

Впоследствии выяснилось, что помимо Элизабет Бентли он курировал еще целый ряд «связных», включая Гарри Голда, работавшего с участником «Манхэттенского проекта» физиком Клаусом Фуксом и супругами Розенберг. Но главная задача Каца заключалась в агентурной работе с завербованными чиновниками Госдепартамента, Совета военного производства и Управления стратегических служб – предшественника ЦРУ. Кроме того, Кац был вхож и в Конгресс, регулярно встречался с лидерами компартии США – вероятно, передавал инструкции из Москвы. А также контролировал кружки вроде бы враждебных советской власти американских троцкистов.

Спустя годы, расшифровав наконец-то старые перехваченные сообщения советской разведки, американские спецслужбы узнали, что в то же время Кац возглавлял ещё несколько более-менее официальных предприятий – зубоврачебный кабинет, две автостоянки в Нью-Йорке и фирму, занятую экспортно-импортной деятельностью. Всё это хозяйство служило прикрытием для проведения советскими спецслужбами финансовых операций.

Вечный беглец

Незадолго до похода Элизабет Бентли в ФБР руководители советской разведки уже пришли к выводу о её ненадёжности и даже рассматривали варианты её физического устранения. Кандидатом в исполнители был тот же Кац. Но в результате промедлили и не успели.

Однако к тому моменту, когда в ФБР всё это уяснили, Каца и след простыл. Позже стало известно, что список советских агентов, разоблаченных Элизабет, уже на следующий день оказался в Москве. Об этом позаботился один из высших руководителей Секретной разведслужбы Великобритании, а по совместительству коммунист и агент советской разведки Ким Филби. А с британцами, в свою очередь, этими сведениями поделились сами американцы.

Летом 1946 года Джозеф Кац был тайно переправлен в Европу и осел во Франции. ФБР обнаружило его там только в 1950 году – Кац «спалился» на переписке с жившим в Нью-Йорке братом. Но французы неожиданно отказались выдавать Каца в США на том основании, что шпионажем он, по их сведениям, больше не занимается. Не исключено, что французы просто не захотели помогать своим американским коллегам. Но они, конечно, ошиблись: согласно документам советской разведки, начиная с декабря 1948 года Кац непрерывно перемещался между Парижем, Римом и Миланом, периодически появляясь то в Бельгии, то в швейцарских Альпах, то и на Пиренеях, и активно продолжал свою разведывательную деятельность. Он снова занимался тем, что умел делать лучше всего – организовывал компании для обеспечения курьерской линии между США и Европой.

Трудно сказать, какие ещё задания могли бы быть поручены Кацу в Европе в дальнейшем, но наступала новая эпоха, а точнее, очередная волна репрессий внутри советских спецслужб. На фоне разворачивающегося «дела врачей» и борьбы с космополитизмом из рядов советских спецслужб стали «вычищаться» сотрудники-евреи. Попал под подозрение и Кац. В 1950 году советские кураторы вызвали его из Парижа в Рим, где жестоко пытали в течение трёх дней. Нам об этом известно из отчета ФБР, ссылающегося на свидетельство жены высокопоставленного израильского чиновника, которой об этом рассказал сам Кац. Судя по всему, именно эти страшные дни он описал полунамёками в своём очередном письме брату, рассказывая о произошедшей с ним «нереальной истории в худших традициях криминального чтива» и добавляя, что «несколько дней назад считал свои дни сочтёнными».

Остаётся неясным, каким образом ему всё же удалось выкрутиться. Но вместе со спасением, похоже, начался и процесс избавления от иллюзий. «Я никогда не был уверен до конца в том, что делал, но элемент приключения, стремление к самовыражению и ощущение важности дела перевешивали все имевшиеся у меня сомнения, – напишет Кац брату Менке. Теперь же я убеждаюсь, что всё, чем я жил, во что верил и во имя чего работал – ложь и обман. Мы стремились распространить красоту и правду, но разбрасывали лишь навоз, цветы из которого так и не проросли». Это письмо было отправлено им уже из Хайфы, где он, скрываясь теперь уже от спецслужб обеих великих сверхдержав, появился в конце 1951 года.

Агент на пенсии

Что рассказал Кац израильским спецслужбам, которые, по словам родственников, довольно плотно общались с ним в первый год после его репатриации в Израиль, остаётся тайной, и поныне погребённой в архивах Службы общей безопасности (ШАБАК). Распрощавшись с коммунизмом, Кац ещё несколько лет тяготел к социалистическим идеям и сблизился с руководством израильской левой партии МАПАМ, силившейся объединить в своей идеологии марксизм и еврейский национализм. Однако, вероятно, вслед за «делом Сланского» – казни лидеров чехословацкой компартии, ложно обвинённых в «троцкистско-сионистском заговоре» – Кац окончательно определил свои приоритеты. «Лучше еврейское государство без социализма, чем социализм без еврейского государства», – напишет он брату в 1956 году. И в том же письме будет сетовать, что израильтяне так и не взяли в ходе Синайской кампании город Каир, а также осудил СССР за подавление Венгерского восстания.

В последующие годы Джозеф Кац как будто бы отошёл от своего прежнего рода занятий, но только на первый взгляд. Участвуя в различных израильских государственных проектах, он часто появлялся то в Европе, где изучал приобретаемое оборудование, то в Африке, строя тот самый аэропорт в угандийском Энтеббе, в котором пятнадцать лет спустя развернутся события вошедшей в историю одноименной операции по освобождению заложников. И не оттого ли израильские спецслужбы были в курсе расположения помещений внутри аэропорта в Энтеббе, что его строил старый добрый агент Джозеф Кац?

Так или иначе, но инженерные навыки и поразительная предприимчивость Каца привела его к середине 1960-х годов в Лондон, куда он, как обладатель патентов в сфере оптоволокна и специалист в области осветительной техники, был приглашён на работу в кинокомпанию EON Productions в качестве консультанта по вопросам освещения. Именно эта кинокомпания создавала тогда культовые фильмы о Джеймсе Бонде, и вскоре бывший агент советской спецслужбы Джозеф Кац стал консультировать продюсеров не только в области освещения.

С его участием было снято пять фильмов: «Живёшь только дважды» (1967 г.), «На секретной службе её величества» (1969 г.), «Бриллианты навсегда» (1971 г.), «Живи и дай умереть» (1973 г.) и «Человек с золотым пистолетом» (1974 г.). Сколько хитрых приёмов бесстрашный «агент 007» унаследовал из арсенала бывшего советского разведчика? Об этом теперь мы вряд ли когда-нибудь узнаем. В титрах, однако, имя Джозефа Каца так и не фигурировало – бывший агент, избегавший встреч как с КГБ, так и с ФБР, не стремился привлекать к себе лишнее внимание.

Как оказалось, ещё в 1950-х годах в ФБР и ЦРУ пытались выманить Каца на лодке из Израиля в экстерриториальные воды, чтобы затем выкрасть и вывезти в США. По тем или иным причинам этот план был отменён главой ФБР Эдгаром Гувером. А в 1968 году Кац в составе делегации, состоящей из руководителей кинокомпании и Шона Коннери, даже посетил США. В тот раз он сумел не привлечь к себе внимания, но шесть лет спустя, приехав повторно, был задержан ФБР прямо в аэропорту Кеннеди. Затем, однако, был отпущен, после чего немедленно покинул территорию США.

Он скончался в 2004 году в возрасте 92 лет – тихо, в Израиле, разделив солидное наследство в размере около трёх миллионов долларов между приёмным сыном и сиделкой. Многие тайны этого человека со столь необычной судьбой так и остались навсегда неразгаданными. Но кто знает, когда по истечении срока давности будут рассекречены архивы израильских и советских спецслужб, не всплывёт ли имя Каца в новых удивительных историях?

Статьи по теме

Израиль

Одним Факом меньше

Подъехав к дому, он высадил жену и дочку и повёл автомобиль на подземную стоянку. Здесь его мертвое тело обнаружил полтора часа спустя один из соседей. Так четырьмя выстрелами в голову в Газе был убит один из лидеров ХАМАСа Мазен Фака. Ликвидация террориста напоминает о «длинных руках...

Израиль

Армия обороны слонов

Слонов расстреливают из автоматов – сначала детёнышей, чтобы взрослые особи не убегали и толпились возле своего умирающего потомства. Бивни выдирают тут же, из ещё живых слонов. Но последние 10 лет войну с браконьерами в Африке ведут бывшие сотрудники израильских спецслужб: методы против террора...

Обзоры

Электронная армия Израиля

Мягкие пуфы, игровые приставки, нарды, кофемашины и автошейкеры – так выглядит один из самых засекреченных и охраняемых в Израиле объектов. Это кибер-подразделение Общей службы безопасности ШАБАК, о существовании которого еще несколько дней назад знали лишь единицы

Общество

Еврей против Израиля

Два еврея из одного киббуца на севере Израиля поступили по-разному. Один, Ури Илан, попал к сирийцам в плен и предпочел покончить жизнь самоубийством, чтобы не раскрыть под пытками известные ему военные секреты. Другой, Уди Адив, пришел к сирийцам сам. И выдал список стратегических объектов,...

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...