Адвокат от Б-га

12.09.2017

Он начинал как «народный адвокат», бесплатно защищая обычных людей. Потом добился для всего мира права на неприкосновенность частной жизни. А чуть позже – стал первым евреем в Верховном суде США. На этом посту Луис Брэндайс делал все, чтобы спасти евреев Европы от нацистов и обеспечить их беспрепятственный въезд в Палестину.

Чуть более 30 лет назад в Нью-Йорке проводилась выставка Энди Уорхола, с тех пор успешно «гастролирующая» по миру. Организаторы планировали разместить более сотни работ художника, посвященных знаменитым людям. Однако в итоге выставка была посвящена только десяти людям и так и называлась – «Десять знаменитых евреев». Одним из них был американский юрист Луис Брэндайс, «Робин Гуд закона», который сначала бесплатно защищал права простых граждан как адвокат, а чуть позже стал первым евреем Верховного суда Соединенных Штатов Америки.

Луис Брэндайс – «величайший юрист Америки», как называл его президент США Вудро Вильсон – родился в 1856 году в Луисвилле, штат Кентукки. Он был младшим из четырех детей в еврейской семье эмигрантов из Праги. На фоне Гражданской войны в США глава семейства решил вновь вернуться в Европу, где Луис закончил школу. Но в 1875 году семья опять перебралась в Америку – там уже воцарилась политическая и экономическая стабильность.

Луис отучился в юридической школе Гарварда и устроился на работу в одну из крупных адвокатских контор. Уже через полгода Брэндайс понял, что эта работа не для него – его выводила из себя необходимость следовать воле руководства в вопросе «кто прав, а кто виноват». Тогда он решил создать собственную юридическую фирму, но для начала – чтобы наработать хотя бы какую-нибудь базу клиентов – устроился помощником к главному судье Верховного суда штата Массачусетс. В 1879 году о Брэндайсе заговорили как о преуспевающем юристе, и он наконец-то начал свою частную адвокатскую практику. Но если для многих его коллег свой частный адвокатский кабинет означал возможность основательно подзаработать, то для Брэндайса – помочь как можно большему количеству людей, пусть и бесплатно. Чаще всего в то время он защищал права трудящихся. «На одной стороне – демократия, на другой – богатство, сосредоточенное в руках небольшого числа людей. Получить и то, и другое нам не дано», – говорил Брэндайс. Вскоре за готовность оказать помощь бесплатно он стал известен как «народный адвокат».

Многие из новаторских приемов, которые Луис применял в ходе судебных заседаний, прочно вошли в адвокатскую практику. В частности, так называемый «бриф Брэндайса». Тогда сразу несколько крупных промышленных предприятий оспорили право правительства штата ограничивать продолжительность рабочего дня женщин. Доказывая, что сокращенный рабочий день необходим для охраны здоровья и благополучия женщин, Брэндайс на итоговом слушании зачитал всего две из 100 подготовленных им страниц. Просто в какой-то момент решил отказаться от длинных рассуждений и предоставил суду лишь сухие данные статистики, описывающие все негативные последствия долгого рабочего дня для женщин. Адвокат выиграл это дело, как и многие другие процессы, по которым он выступал перед Верховным судом.

Брэндайс считал закон инструментом для социальных изменений, и благодаря ему так оно и было. Его адвокатская практика способствовала закреплению абсолютно нового права как для американцев, так и для людей во многих странах мира. Этим правом была неприкосновенность личной жизни. Конечно, такое право существовало во многих европейских странах и раньше, но сформулировано оно было очень размыто, в связи с чем практически не защищало границы частной жизни. Впервые же детально разобрал, сформулировал суть значения и обосновал право на рrivасу именно Брэндайс в соавторстве со своим коллегой в 1890 году. Сам он называл это «правом быть оставленным в покое».

После огромного количества успешных дел имя Брэндайса стало известным и заслуженно уважаемым во всей стране. Это и повлияло на его включение в президентскую гонку 1912 года, где он поддерживал кандидата Вудро Вильсона. Вильсон в итоге стал президентом, а Брэндайс – судьей Верховного суда, первым евреем на этой должности. Если вы подумали о неком политическом расчете, то вы не правы. Брэндайс занял эту должность в Верховном суде лишь через четыре года после выборов, в 1916 году, все это время продолжая заниматься адвокатской практикой. Расчет и любовь к деньгам – вообще были не про него. Несмотря на принадлежность к элите, адвокат вместе с женой и двумя детьми жили скромно, особнякам и яхтам предпочитая маленький уютный домик у реки и каноэ.

Став судьей Верховного суда, Брэндайс оставался на этой должности вплоть до пенсии в 1939 году. Параллельно до 1918 года он возглавлял Американскую сионистскую организацию, в 1921-м съездил во главе американской делегации на Сионистскую конференцию в Лондон. Все это время он активно поддерживал идею создания еврейского государства на Святой земле. Во многом благодаря ему и его тесной дружбе с президентом Вудро Вильсоном Америка в 1922 году поддержала Декларацию Бальфура о создании еврейского национального очага в Палестине.

Обеспокоенный судьбой европейского еврейства, уже в 1933 году Брэндайс отмечал в письме к сотруднику администрации Рузвельта: «По моему мнению, евреям Германии пора принимать решение об отъезде, всем без исключения. Разумеется, страна сейчас невменяема, но жизнь там уже никогда не будет безопасной, а для нынешнего поколения все будет только ухудшаться». После того же, как в 1939 году Британия опубликовала «Белую книгу», установив квоту на въезд евреев в Палестину, Брэндайс стал ярым защитником идеи, что евреи могут законно приезжать на Святую землю в любых количествах. «Еврейский народ уверен в ее законности, так как любая попытка ограничить иммиграцию в нарушение положений Мандата должна признаваться незаконной самим Соединенным Королевством. Мы, евреи, считаем ее законной. Закон, обрекающий невинных евреев на смерть, не может быть истинно законным», – говорил адвокат.

Из-за этой позиции Брэндайс нажил себе огромное количество врагов в пробритански настроенной политической верхушке США. Однако в извечном вопросе соотношения морали и права для Брэндайса выбор был очевиден. Продолжая активно призывать к принятию незамедлительных мер по спасению евреев в Европе, Луи Брэндайс умер от сердечного приступа 5 октября 1941 года в Вашингтоне. Через семь лет в его честь в США назвали Брандейский университет. В 1973 году Брэндайс был избран в Зал славы великих американцев.

Комментарии

Статьи по теме

Бизнес

Цирк одного еврея

Дрессированные жеребцы, гимнастки на канатах, клоуны и балет-пантомима – таким шоу ровно 135 лет назад открылся Московский цирк на Цветном бульваре. А открыл его сын немецких евреев Альберт Саламонский, годом ранее приехавший в Москву без копейки в кармане, но с огромным талантом и мечтой. Именно...

Общество

Гангстер с принципами

На всё был четкий прейскурант: полоснуть по щеке стоило доллар, выстрелить в ногу – 25, бросить гранату – все 50…

Общество

Еврейка с титулом

Граф   предложил ей руку и сердце, а заодно и все свои деньги. Узнав, о каком состоянии идет речь, маркиза де Паива, всю жизнь посвятившая стремлению к богатству, сказала: «Всё, о чем я мечтала, ложится к моим ногам, как маленькие ручные собачки»...

Общество

«Поэт убит на дуэли с юдофобом»

Всю юность Надсон находился под опекой юдофобской родни. Дядя убеждал мальчика, что «позорное пятно еврейства он сможет смыть только военной службой, что это для него единственный выход...»

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...