Бессмертная кокетка

29.01.2018

В ее еврейский дом в Венецианском гетто стекались все интеллектуалы Европы – и для начала XVII века это был прорыв! Мужчины теряли голову – от ее стихов, ума и красоты – и все как один стремились обратить ее в христианство. Сара Коппио Сулам ни разу не дала усомниться в силе своей веры – и в конце концов только это спасло ее от огня инквизиции.

Сара Коппио Сулам – итальянская поэтесса, уровень признания которой в литературной среде начала XVII века считался уникальным для женщины, тем более для женщины из Венецианского гетто. Будучи одной из самых образованных женщин своего времени, она смогла сгруппировать вокруг себя цвет венецианской интеллигенции – вот почему так восторженно упоминалась она в сочинениях многих своих современников. Будучи к тому же женщиной красивой, Сара зачастую становилась и объектом нешуточного мужского внимания. Понимая, что мужское внимание – один из залогов ее успеха, давать от ворот поворот своим поклонникам она не спешила и нередко вступала с ними в переписку. Часть подобной корреспонденции была в итоге даже опубликована, но на репутации Сары это никак не сказалось: в письмах не было ничего предосудительного. Кто-то, конечно, мог усмотреть в подобном кокетстве сексуальный окрас, но Сара умела защищать от любых нападок и свою честь, и честь своего мужа. Примечательно, что один из самых известных ее трудов – манифест Сары Коппио Сулам – тоже возник как инструмент защиты. Вот только защищалась тогда Сара не от домыслов о делах амурных, а от обвинений в преступлении против веры, грозящих судом инквизиции.

Дочь венецианского купца, Сара Коппио родилась в 1592 году в еврейской семье. Получив базовое образование, Сара дополнила его самостоятельным изучением еврейской и итальянской культур. Кроме того, она выучила несколько языков, включая древнегреческий, латынь и иврит. Даже ранняя поэзия Сары – а писать стихи она начала, еще будучи подростком – демонстрировала прекрасное знание Ветхого и Нового Заветов, работ Аристотеля и многих других греко-римских мыслителей. Встретив на жизненном пути Якова Суллама – мужчину, так же увлеченного искусством, как и она сама, Сара вышла за него замуж и превратила их совместный дом в место общения итальянских писателей и поэтов, причем как еврейских, так и христианских. Сама Сара всегда была в центре внимания – каждый светский вечер начинался с прочтения ее стихов, которые потом долго обсуждались всем интеллектуальным сообществом. Многие из гостей продолжали дискутировать с Сарой и после окончания литературных вечеров, в письмах. Корреспонденции было так много, что в доме за нее отвечал специальный работник. Ну, а содержание этих писем – кладезь информации для историков и исследователей.

Вот, например, переписка с генуэзским дворянином, поэтом и переводчиком античной поэзии Ансальдо Чебой – автором эпической поэмы «Царица Эстер», написанной в 1615 году. Инициатором этой переписки выступала сама Сара. В 1618 году она написала Чебе послание, где выразила свое восхищение его поэмой и призналась, что не расставалась с его книгой даже во время сна. Чеба был на 30 лет старше Сары, к тому же он в то время уже находился в качестве послушника в монастыре. И тем не менее он ответил Саре, положив начало их четырехлетней переписке, состоявшей не только из размышлений, но и из посвященных друг другу стихотворений.

Несмотря на принятый монашеский обет, Ансальдо влюбился в Сару. Долго моля о портрете, он в итоге получил его от Сары и тут же написал, что в фамилии Сары – Coppia, означающей дословно «пара», две буквы «р» вызывают у него ассоциации, что и они могли бы стать парой. После этого все свои письма к Чебе Сара отправляла, написав свою фамилию лишь с одной буквой «р», недвусмысленно намекнув на доступные границы их общения. Ансальдо намек понял, написав, что раз им не суждено быть вместе при жизни, объединены они будут после смерти на небесах. Правда, для этого нужно было обратить Сару в христианство. Такую цель и поставил перед собой Чеба. В очередном письме, воспев красоту Сары в посвященном ей сонете, он выразил сожаление насчет ее заблуждений в вере:

В тумане иудейских ритуалов
Она не видит греческих и римских ликов,
А ведь они открыли бы её глазам то, что открыто мне.
И если Небо не вручит мне щит,
Напрасно защищаться мне от стрел,
Что юношей разят при виде сей Слепой.

В ответ Сара возразила: «Кто оставляет старый путь для нового, тот часто заблуждается и после страждет». Не успокоившись и не оставляя попыток обратить Сару в свою веру, Ансальдо Чеба попросил, чтобы она, по крайней мере, позволила ему молиться об ее обращении. В следующем письме Сара дала согласие, но с условием, чтобы поэт и ей позволил молиться о его обращении в иудейскую веру. В общем, бесплодные попытки обратить Сару в христианство продолжались четыре года, после чего Чеба написал ей: «Если Вы не думаете обратиться в христианство, отложите в сторону перо, потому что в этом случае я не смогу больше прибегать к своему». На сим общение Сары, «отложившей перо», и Ансальдо Чебы закончилось – в вопросах веры Сара была неприступна.

В этом, впрочем, усомнился епископ Балдассарре Бонифаччио, обвинивший Сару в отрицании догмата о бессмертии души, равно священного для христиан и для иудеев. Есть мнение, что он был одним из множества отверженных ею поклонников. Поводом для обвинений стала тема бессмертия, обсуждаемая в литературном салоне Сары в Венецианском гетто. В тот вечер Сара высказала несколько суждений, которые были поняты епископом как отрицание бессмертия души. Как после написала Сара: «Даже если я в разговоре с вами и упоминала о философских или богословских проблемах, то это не было связано с нетвердостью или нерешительностью в моей вере». Скорее всего, Сарой просто были приведены разные мнения по данной теме – в качестве «затравки» для дальнейшей дискуссии. Однако и этого было достаточно, чтобы Бонифаччио написал пространный трактат, в котором обвинял Сару в отрицании бессмертия души. Через месяц Сара обнародовала свой манифест, ставший самым известным ее сочинением и вызывавший самые жаркие философские споры того времени.

Сегодня этот манифест считается памятником культуры, при том что сама Коппио писала его «не для того, чтобы добиться славы, а лишь для того, чтобы защититься от ложных обвинений, брошенных в мой адрес сеньором Балдассарре Бонифаччио». Ее размышления на тему бессмертия разгромили позицию противника, намеревавшегося навлечь на нее подозрение инквизиции. Сама Сара назвала манифест так – «Заявление Сары Коппио Суллам – еврейки, в котором она отвергает, осуждает и порицает суждение, отрицающее бессмертие души и ложно приписываемое ей синьором Балдассарре Бонифаччио, и посвящает своё Заявление памяти Симона Коппио – дражайшего её родителя». В нем она доказывает, что Бонифаччио оклеветал её. Рассказав о своих истинных мыслях, она подтвердила свою веру в бессмертие выдержками из предыдущих стихов и сонетов. Среди прочих доказательств Сара привела и еще одно: «Я осталась еврейкой и была верна всем традициям моего народа; если бы я считала так, как вы утверждаете, и не боялась бы утратить блаженство другой жизни, то у меня было бы достаточно подходящих случаев, чтобы изменить мою веру и улучшить моё положение». Опубликованная уже после смерти Ансальдо Чебы переписка с Сарой полностью подтвердила ее слова.

Комментарии

Статьи по теме

Обзоры

День еврейского барана

Евреев мало тревожит тот факт, что большинство мусульман в мире рассказывают эту историю по-своему...

Бизнес

Кокос из Феодосии

Самый богатый купец древней Феодосии, он крутился, как мог: московскому царю помогал удерживать хлипкий мир с Крымом, крымскому хану – удерживать свой престол. При обоих дворах высоко ценили Хозю Кокоса: крымский хан помогал в торговле хлебом и солью, московский царь разрешал писать письма на...

Наука

Электрик от Будды

Он учился на раввина в Польше, но стал инженером во Франции, а позже возглавил электрозавод в Индии. Вот только однажды Морис Фридман явился в свой директорский кабинет в охровых одеждах индуистского монаха и попросил называть его Свами. Его уволили, но он стал соратником Ганди, спас тысячи...

Общество

Финн на страже иудеев

Ирландец Джеймс Финн крепко удивился, когда его, бедного учителя и набожного христианина, назначили британским консулом в Иерусалиме. Все ждали от него активного миссионерства, он же, наоборот, евреев зауважал и стал активно им помогать

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...