Марк Дымшиц: самолет, тюрьма, Израиль

27.08.2015

В Израиле в возрасте 88 лет скончался узник Сиона, борец за выезд евреев из СССР и один из главных героев «ленинградского cамолетного дела» 1970 года – пилот Марк Дымшиц. Именно ему принадлежала идея захватить советский пассажирский самолет и покинуть СССР, не дожидаясь официального разрешения властей на эмиграцию. Он был арестован КГБ и приговорен к смертной казни, но под давлением мировой общественности приговор был заменен на 15 лет лагерей.

Марк Юльевич Дымшиц родился в городе Лозовая Харьковской области, окончил Сталинградское летное училище и служил военным пилотом. В 60-х годах решил перейти в гражданскую авиацию, но из-за своего еврейского происхождения не смог найти работу в Ленинграде, где проживала его семья, и был вынужден уехать в Бухару. Тем не менее, чтобы сохранить семью, он вскоре вернулся, решив распрощаться с авиацией. Поступил в Ленинградский сельскохозяйственный институт на факультет электрификации, окончил его и устроился работать инженером.

Позже Марк Дымшиц скажет, что к мысли об Израиле пришел самостоятельно. Так же, как и к выводу, что ему, бывшему военному летчику, легально выехать из СССР не дадут. Долгое время он хотел соорудить для побега воздушный шар, но потом возникла идея угнать самолет. Когда понял, что самому с этим не справиться, стал искать единомышленников. Одновременно начал изучать иврит в кружке еврейской молодежи.

Организованное движение за выезд в Израиль зародилось среди советских евреев во второй половине 60-х. В августе 1969-го главы 18 семей советских евреев обратились с открытым письмом в ООН с просьбой воздействовать на правительство Советского Союза, чтобы оно предоставило им возможность выехать в Израиль. Письмо это стало первым документом движения за алию в Советском Союзе, ставшим известным широкой мировой общественности.

В ответ советские власти начали закручивать гайки. 4 марта 1970 года была проведена пресс-конференция с участием «видных советских граждан еврейской национальности», осудивших эмиграционные настроения евреев и заклеймивших их как «сионистское гнездо и оплот международного империализма». В конференции приняли участие Майя Плисецкая и Аркадий Райкин, а первую скрипку играл самый высокопоставленный советский номенклатурщик еврейского происхождения – председатель Государственного комитета Совета министров СССР по материально-техническому снабжению Вениамин Эммануилович Дымшиц, однофамилец нашего героя. В народе пресс-конференцию окрестили так: «Дымшиц с группой дрессированных евреев».

Между тем, в начале июня 1970 года Марк Дымшиц побывал (с целью устройства на работу) в аэропорту «Смольное» (ныне «Ржевка»), и там у него возник план похищения самолета, выполняющего ближний рейс на Приозерск Ленинградской области. Группа планировала захватить небольшой самолет Ан-2 во время его рейса в Приозерск, затем Дымшиц должен был пилотировать самолет в Швецию. Идею Дымшица поддержал один из лидеров ленинградских сионистов, Гилель Бутман, обучавший Дымшица ивриту. Бутман рассудил, что это станет не только способом перебраться в Израиль для нескольких десятков человек, но и громкой политической акцией, которая может воздействовать на руководство СССР.

Вместе с единомышленниками Бутман и Дымшиц начали разрабатывать детальный план операции. Бутман намеревался привлечь к участию максимально возможное количество евреев, намеревавшихся уехать в Израиль. Предполагалось, что «посторонних» пассажиров на угоняемом самолете быть не должно. С целью объяснить массовое скопление представителей одной национальности на обычном рейсе была придумана легенда о том, что все они едут на свадьбу. Так планируемый угон самолета получил название «Операция “Свадьба”». Тем не менее в последний момент Бутман и ряд других активистов пришли к выводу, что акция очень рискованная, и отказались от участия в ней. Организаторы провели очередную осторожную вербовку среди еврейских активистов, предлагая «рискованный способ попасть в Израиль». Все подробности плана излагались только особо проверенным людям.

Захват планировалось осуществить в Приозерске, куда заговорщики должны были прибыть под видом обычных пассажиров. Двух пилотов планировалось связать, рты им заткнуть кляпами и выгрузить из самолета. После этого Дымшиц должен был взлететь, перелететь границу на малой высоте и сдаться властям в шведском городе Буден. Помимо Дымшица, в захвате согласились участвовать 15 человек: 13 евреев и два русских диссидента – Алексей Мурженко и Юрий Федоров. Среди участников акции были жена и две дочери Марка Дымшица, а также рижский диссидент Эдуард Кузнецов, к тому времени уже отсидевший семь лет за антисоветскую деятельность, с женой Сильвой Залмансон.

Предполагалось, что четверо участников акции отправятся в Приозерск и будут ждать там на аэродроме. Остальные 12 человек намеревались вылететь на Ан-2 из аэропорта «Смольное». Однако о готовящейся акции все-таки узнали в КГБ. Сотрудники спецслужб намеревались брать угонщиков с поличным, прямо на аэродроме. Перед выездом на аэродром организаторам акции стало известно, что их план раскрыт и их всех арестуют еще до посадки в самолет. Тогда Кузнецов сказал Мурженко и Федорову: «Ясно, что улететь не удастся. Вы не евреи, зачем вам подставлять себя ради еврейской проблемы эмиграции в Израиль? Мы не будем обижаться на вас, если вы сейчас не выступите с нами». Но те ответили: «Раз мы пошли с вами – пойдем до конца».

У трапа самолета в Ленинграде КГБ арестовало 12 человек, еще четверых взяли в условленном месте в Приозерске. Арестовали и тех участников сионистского подполья, которые отказались от участия в угоне, в частности Гилеля Бутмана. Однако дело о сионистском подполье рассматривалось отдельно от дела о попытке угона воздушного судна.

Суд, состоявшийся в декабре 1970-го в Ленинграде, приговорил Дымшица и Кузнецова как основных организаторов угона к расстрелу, остальных «пассажиров» – к различным срокам лишения свободы. Два смертных приговора и жестокие наказания другим «самолетчикам» за несовершенное преступление подняли мощную волну протестов в СССР и за рубежом. Сочли необходимым вмешаться и видные государственные деятели Запада. Президент США Ричард Никсон позвонил Брежневу и попросил его не омрачать американцам Рождество. И советские руководители пошли на попятную в надежде получить политические дивиденды за счет смягчения наказаний несостоявшимся беглецам. В итоге Дымшицу и Кузнецову дали по 15 лет, затем срок был сокращен.

В ходе повальных арестов и обысков еврейских активистов по всей территории СССР советские власти пришли к выводу, что речь идет о широком национальном движении, которое невозможно подавить. В результате Политбюро приняло решение о выдаче разрешения на выезд 10 процентам евреев СССР в течение десяти последующих лет. Так и произошло: до 1981 года выехали именно эти 10 процентов – 300 000 человек.

27 апреля 1979 года в нью-йоркском аэропорту им. Джона Кеннеди Эдуарда Кузнецова и Марка Дымшица вместе с диссидентами Валентином Морозом, Александром Гинзбургом и Георгием Винсом обменяли на двух советских шпионов. По приезде в Израиль Марк Дымшиц работал по профессии в авиационной промышленности, потом ушел на пенсию. В последние годы проживал в Бат-Яме. Жена Дымшица, Алевтина Ивановна, которая проходила по «самолетному делу» в качестве свидетеля, умерла в начале 2009 года.

Глава Еврейского агентства «Сохнут» Натан Щаранский заявил в связи со смертью Марка Дымшица, что ему «не удалось поднять в воздух самолет, но ему и его друзьям удалось поднять большую армию из Советского Союза. Марк Дымшиц оказал на меня очень большое влияние и вдохновил присоединиться к борьбе за освобождение евреев Советского Союза и их возвращение на Родину. Да будет память его благословенна».

Роберт Берг

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...