Две страны – одна победа

29.11.2017

Ровно 70 лет назад в ООН было принято решение разделить Палестину на два государства – еврейское и арабское. Этому предшествовали три дня ожесточенной работы еврейского лобби: сорвав первое заседание Генассамблеи, они подключили все возможные связи и чековые книжки, чтобы второе закончилось созданием государства Израиль.

Голосование по разделу Палестины должно было состояться не 29-го, а 26 ноября 1947 года. Только вот если бы все пошло, как и было запланировано, никакого бы раздела Палестины не было бы и в помине. Заседание Генассамблеи ООН, которое вел представитель Бразилии Освальдо Арания, началось точно в назначенное время 26 ноября 1947 года. Первым оратором был представитель Греции, заявивший, что его страна категорически против любых планов по созданию еврейского государства. Это было вполне ожидаемо: греки на тот момент крайне нуждались в голосах арабских стран в своем противостоянии с Турцией. Но вот дальше начались неприятные сюрпризы. Представитель Филиппин, до того пообещавший поддержать решение о разделе Палестины, неожиданно изменил свое мнение и заявил, что намерен голосовать против. К его мнению присоединился и посланник Гаити.

В общем, слово за словом, и вскоре стало окончательно ясно, что в пользу раздела намерены голосовать чуть больше половины участников Генассамблеи. До необходимых для утверждения решения двух третей голосов – как до неба. Когда объявили перерыв, глава государственного отдела Еврейского агентства Моше Шарет собрал экстренное заседание с участием Абы Гилеля Сильвера и Нахума Гольдмана. Настроение у всех троих было похоронное. Попробовать что-то переломить было можно, но для этого требовалось время. А его как раз не было: канун Дня благодарения – американцы и многие остальные хотели как можно быстрее проголосовать и разойтись по домам праздновать. «Филибастер, другого выхода нет!» – констатировал Моше Шарет, после чего вся троица отправилась к посланникам дружественных стран, чтобы уговорить их затянуть заседание своими речами.

Трюк удался! После изматывающих, затягивающихся порой на часы выступлений с трибуны ООН настал момент, когда американцы и канадцы заявили, что у них, вообще-то, главный национальный праздник на носу, и потребовали прервать и перенести заседание. Так был получен кусочек драгоценного времени, и евреи принялись за дело. Перво-наперво Моше Шарет позвонил миллиардеру Бернарду Баруху, известному близостью к президентам Рузвельту и Трумэну. Он попросил его убедить редактора New York Times опубликовать передовицу с призывом ко всем странам голосовать за раздел Палестины. И редактор, и большинство сотрудников New York Times в то время были евреями, но при этом – категорическими противниками создания еврейского государства. Но в итоге Баруху сказали, что все возможно в обмен на очень крупную сумму. «Сколько?» – спросил Бернард Барух, доставая чековую книжку.

В это самое время Сильвер и Гольдман обрабатывали приближенных Трумэна – нужно было получить от него «добро», чтобы надавить на зависимые от США страны. «Добро» от президента было получено. И оно, конечно, во многом стало решающим – именно поэтому столько улиц в городах Израиля и один из поселков названы в честь этого президента США. Начался обзвон всех находящихся в США дипмиссий – и «просили» проголосовать за раздел Палестины. О происходящем тут же узнали арабы. Они поспешили направить официальный протест в Госдепартамент США, но он был отклонен главой ближневосточного отдела Леви Хендерсоном. Одновременно члены делегации ишува (собирательное название еврейского населения Палестины. – Прим. ред.) позвонили Харви Пейерстону, миллионеру из Либерии. Ему вежливо намекнули, что если Либерия проголосует против, то Пейерстон может забыть обо всех своих контрактах с американскими бизнесменами. Пейерстон тут же перезвонил президенту Либерии Уильяму Табмену – через час выяснилось, что Либерия горячо поддерживает план создания двух государств.

Посла Филиппин в США Джоакима Элизрада в это время обрабатывали сразу два помощника президента Трумэна – Кларк Клиффорд и Дэвид Нильс. Они напирали на то, что речь идет о «личной просьбе Белого дома».

С аналогичной просьбой Элизраду позвонили судья Верховного суда США, приятель по гольфу Фрэнк Мэрфи и несколько высших чиновников из Госдепа, утверждавших, что они говорят от имени госсекретаря Джорджа Маршалла. Элизрад сдался и позвонил президенту своей страны, чтобы объяснить: голосование против нанесет непоправимый ущерб отношениям Филиппин с США, а этого допускать никак нельзя. Но президент Филиппин заявил, что не может пойти на этот шаг: у него в стране слишком много мусульман, и ему с ними ссориться совсем не с руки.

Барух в это время говорил с китайцами и объяснял, что если они проголосуют против резолюции, то могут забыть о получении экономической помощи. В Пекине также долго объясняли, что у них в стране много мусульман, но в конце концов решили воздержаться. В Госдепе эту победу записали на свой счет, не зная, что решающую роль в принятии Пекином такого решения сыграл звонок из Канады от отставного генерала китайской армии, национального героя Китая Мориса Коэна.

Несмотря на наступивший День благодарения, в Госдепе, ООН, Белом доме и Сенате продолжался бег против времени. Главную брешь надо было пробить в позиции стран Латинской Америки – они составляли на тот момент 20 из 57 стран-членов ООН, и большинство из них намеревалось голосовать против. Решено было действовать любыми методами. Так, представителю одной из стран была предложена взятка в 40 000 долларов в обмен на «правильное голосование», но он отказался. Однако в итоге из МИДа этой страны пришло письмо, что голосовать будут в поддержку раздела Палестины. Как выяснилось, министр иностранных дел этой державы взятку взял. Правда, сумма выросла до 75 000 долларов, но никто не обращал внимания на такие мелочи. Бернард Барух продолжал исправно доставать чековую книжку. В итоге 13 южноамериканских государств пообещали голосовать «за», остальные заявили, что воздержатся, и только Куба объявила, что будет голосовать против.

Не успели сотрудники Еврейского агентства пропустить по рюмочке бренди за успех на «южноамериканском фронте», как возникла новая проблема: выяснилось, что Франция намерена воздержаться. Ее примеру решила последовать Бельгия, а за ней непременно потянулись бы и другие страны Европы. Стало ясно, что нужно срочно переключаться на европейское направление. Аба Эвен начал звонить профессору философии и права Брюссельского университета Хаиму Перельману. То, что Перельман был профессором философии, разумеется, ничего не значило, но вот то, что он в годы Второй мировой войны вместе с женой Фелей возглавлял Антифашистское подполье в Бельгии, значило очень много. Связи в бельгийских политических кругах у него были поистине колоссальные…

Что касается Франции, то Эвен чиркнул телеграмму Леону Блюму с вопросом: «А что, Франция хочет заклеймить себя позором, который никогда не сотрется из памяти человечества?» Телеграмма была подписана Хаимом Вейцманом. Франция сообщила, что поддержит резолюцию.

Представители арабского мира тоже не сидели сложа руки. За день до голосования посол Египта в ООН Юсуф Гехал-паша выступил с недвусмысленными угрозами в адрес евреев и всех, кто окажет им поддержку. «Миллион евреев сегодня живут в мире в Египте и других мусульманских странах и наслаждаются всеми гражданскими правами. Они не хотят эмигрировать в Палестину. Но если возникнет еврейское государство, никто не сможет предотвратить большой беды – вспышка гнева, которая охватит Палестину, перекинется в другие арабские страны и приведет в итоге к межрасовой войне. Если ООН поддержит план раздела Палестины, она будет нести ответственность за море еврейской крови», – заявил Гехал-паша.

***

Голосование должно было начаться в полдень субботы, 29 ноября 1947 года. За два часа до начала заседания здание ООН было окружено примерно 15 000 человек, в основном евреями, желающими попасть внутрь. Но продали только 1000 входных билетов. В полдень, когда Освальдо Эрания открыл заседание, члены еврейской делегации буквально валились с ног от усталости. Эрания же начал с того, что предложил евреям и арабам еще раз попытаться прийти к согласию.

После этого на трибуну поднялся представитель Ливана Камиль Шимон. Он заявил, что арабские страны готовы изменить прежнюю позицию и предлагают создать в Палестине независимое федеральное государство, в котором будет два кантона – еврейский и арабский. В обоих кантонах численность нацменьшинств должна быть сведена к минимуму. Жители нового государства выберут членов Учредительного собрания, которое разработает конституцию страны и определит взаимоотношения между кантонами и центральной властью. Конституция будет включать в себя равенство прав, свободу вероисповедания и так далее.

Сменивший Камиля Шимона на трибуне представитель США Гершель Джонсон заявил, что это предложение нельзя считать компромиссным и он предлагает перейти к голосованию. «Арабы не предлагают ничего нового, это все та же идея создания одного государства. Давайте уже голосовать!» – поддержал Джонсона представитель СССР Андрей Громыко.

Само голосование началось в 17.00 по нью-йоркскому времени, когда в Израиле часы показывали полночь. Результаты его известны: 33 страны проголосовали «за» раздел Палестины, 13 – «против», 10 воздержались.

Во время голосования посол Саудовской Аравии в ООН с криком стал обвинять США в том, что они оказали недопустимое давление на страны Латинской Америки. Но дело было уже сделано.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...