Доля шутки № 278

24.07.2015

Как в одесских школах изучают немецкий язык, чего боялись пражские евреи в 1942 году, что скрывает длинная борода, сколько стоит прием у врача и какой совет дал главный советский атеист Емельян Ярославский академику Минцу.

***

Урок немецкого языка в одесской школе:
– Йося, переведи: «Гутен морген!»
– Хорошо в морге!

***

Об одном иерусалимском еврее, который носил бороду и на вид был очень ортодоксальным, поэт Бялик сказал: «Борода у него длинная. Но под ней он гладко выбрит».

***

Прага, 1942 год. Приказы на отправку в гетто Терезин немцы заставили передавать посыльных из еврейской общины.
В дверь одного еврейского дома стучат поздно вечером.
– Кто там? – в ужасе спрашивает глава семьи.
В дверь стучат сильнее:
– Гестапо! Откройте!
– У меня просто камень с души свалился, – говорит глава семьи. – Я уж было подумал, что это кто-то из нашей общины.

***

Нищий еврей приходит к врачу. Тот проникается такой жалостью к бедному пациенту, что не только бесплатно его обследует, но еще и дарит ему в конце двадцать крон.
Спустя несколько месяцев он случайно встречает этого еврея на улице и спрашивает, как у того дела.
– Мои дела намного лучше, чтоб не сглазить! Вы были очень добры ко мне и подарили мне двадцать крон, так что я смог позволить себе пойти на прием к настоящему доктору.

***

В конце 30-х годов на каком-то партийном мероприятии официозному советскому историку академику Исааку Израилевичу Минцу пришлось сидеть рядом с известным атеистом-большевиком Емельяном Ярославским. Минц сказал:
– Какое великое время мы переживаем, Емельян Михайлович! Я ведь каждый день подробно описываю в дневнике, чтобы для потомков сохранились даже мельчайшие детали нашей замечательной эпохи.
Многоопытный Ярославский осадил Минца:
– Этот дневник и будет главным вещественным доказательством на вашем процессе.

Статьи по теме

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...