Вся правда Палестины

17.01.2017

Существует ли «палестинский народ» как таковой или это просто сообщество кочевых племен, среди предков которых были цыгане, курды и бедуины? В своей новой книге востоковед Михаэль Чернин доказывает, что часть палестинцев произошла от евреев.

Мы видим множество резолюций ООН, решений международных организаций, заявлений правительств и общественных деятелей, в которых всё время говорится о «неотъемлемых правах палестинского народа». Но многие ли из этих выступающих и обличающих Израиль интересуются реальной жизнью и судьбами людей, которых они так рьяно на словах защищают? Их семейной историей, желаниями и потребностями? Сравнивали их жизнь в разных политических условиях – в составе еврейского государства или под израильской военной администрацией, с одной стороны, и под властью автономии, будь то в Иудее, Самарии или Газе, – с другой стороны?

Увы, нежеланием смотреть на детали и частности – то есть на живых людей – грешит не только «левый» дискурс, ряду представителей которого застилает глаза возведенная в ранг идеологии неприязнь к еврейскому государству, но и «правый» дискурс, адепты которого отстаивают право на вечную и неизбывную ненависть между евреями и арабами и кричат о войне цивилизаций, закрывая саму возможность для диалога. Нежелание увидеть за всеми этими идеологическими нагромождениями простого человека – вот что нас всех губит.

Если враги еврейского государства стремятся загнать под знамя палестинской национальной идентификации мусульман и христиан, феллахов и бедуинов, религиозных и светских, пролетариев и предпринимателей, членов самых разных, часто глубоко чуждых друх другу групп населения – то «правая» идеология, видящая во всех них в конечном счете врагов, которых раз нельзя изгнать, так надо хотя бы держать железной рукой за горло, подыгрывает в этом «левой», пусть неосознанно, зато успешно.

Большинство книг об арабоязычных жителях Святой земли написаны, увы, не для того, чтобы открыть истину, а чтобы доказать тот или иной тезис – в зависимости от политических и идеологических пристрастий автора или институций, на гранты от которых издаются книги. Редким и бесценным исключением может служить вышедшая в конце прошлого года в издательстве «Гешарим» книга израильского русскоязычного востоковеда Михаэля Чернина «Арабское население Израиля и палестинских территорий: происхождение, клановая и конфессиональная структура».

Пожалуй, наиболее увлекательным чтением для человека «со стороны» окажутся две вступительные главы этого монументального, 700-страничного научного труда. Первая из них называется «Этническая история страны», в которой на основании фактов и цифр от времен доисторических до современности автор показывает: сколь примитивным упрощением было бы считать арабоязычное население единственным коренным народом Святой земли – таким же упрощением было бы и нежелание замечать более чем тысячелетней арабской истории здесь.

Весьма любопытно было узнать, например, о многократном (в 10 раз!) сокращении населения Палестины за первые 400 лет мусульманского владычества, о громадном количестве европейских поселенцев («франков») в эпоху Крестовых походов – оказывается, их численность приближалась к 100 тысячам человек и составляла около половины населения Святой земли. И, наконец, узнать о масштабной и стимулированной властями миграции на рубеже XIII-XIV веков – как бедуинов, так и курдов, в совокупности составляющих большинство предков арабского общества.

Вторая из вступительных глав, служащая естественным продолжением первой, называется «Этно-конфессиональный состав арабского населения Палестины», и в ней автор показывает, что говорящее по-арабски население – будь то граждане Израиля, жители «территорий» или обитатели лагерей беженцев – чрезвычайно неоднородно. Некоторые группы, например, разные конфессиональные (христиане-якобиты, марониты, копты, шииты) и этнические группы (скажем, арабоязычные цыгане или чернокожие) еще ясно выделяются на общем фоне. В то же время другие – как кланы курдского и туркменского происхождения, боснийцы и албанцы, арабы египетского или магрибского происхождения – для постороннего глаза мало отличаются и внешне, и по языку, однако это совершенно разные кланы, со своими историями и традициями.

Многие арабские кланы происходят от принявших ислам евреев и даже сохранили память об этом в своей традиции. При этом в книге, в отличие от многих других работ по данной тематике, любые оценки преподносятся крайне осторожно. Мусульманские кланы, еврейские корни которых установлены достаточно надежно, проживают в основном к югу от Хеврона, и автор оценивает их численность всего в несколько десятков тысяч человек, а не в сотни тысяч, как другие исследователи.

Другие главы книги призваны, прежде всего, послужить энциклопедией. Тщательно, город за городом, деревню за деревней, автор описывает пеструю мозаику, называемую палестинским народом, и сложные отношения разных групп в этом обществе между собой и с властями – когда-то османскими, потом британскими и наконец израильскими. Эта часть книги, я думаю, должна особенно заинтересовать читателей, живущих (подобно и мне) в непосредственной близости к арабским населенным пунктам.

Чернин не обходит и болезненного вопроса – жизни арабского населения, покинувшего – или вынужденного покинуть – свои города и деревни в 1948 году. С научной добросовестностью автор перечисляет населенные пункты, которых больше нет или которые стали еврейскими, как, например, город Ашкелон, и рассказывает, где именно бывшие их жители находятся теперь. Будет нелишним напомнить читателю, что такие места есть только в «основном Израиле», а вот на «территориях» за время «оккупации» не было снесено ни одного арабского хутора, не то что города. А уж что там в 48-м случилось, кто сам бежал, кого арабские лидеры подбодрили, а кого евреи подтолкнули – это тема для совсем другого исследования.

Прочитав книгу Чернина, вы, возможно, научитесь чуть лучше понимать своих соседей. А понимать необходимо – будь то для сосуществования или для борьбы, которую, если и вести, то тоже нужно с умом. Однако только интенсивный контакт на протяжении многих лет, взаимное изучение языка соседей, их истории и традиций сможет привести к тому, что все мы – евреи и арабы, «правые» и «левые», либералы и консерваторы – перестанем разговаривать лозунгами и начнем всерьез заниматься решением проблем в нашей многострадальной стране. Эта книга делает важный шаг на этом пути. Честная, свободная от политики наука – редкий зверь в наше время в этой отрасли знания, и тем более ценный.

Статьи по теме

Меир Антопольский

Меир Антопольский

Еврей эпохи постмодерна

Обзоры

У краха глаза велики

Фантомные боли от распада Османской империи сильны в Турции до сих пор – именно они толкают Эрдогана к строительству нового азиатского царства и отправке войск в Сирию. В Израиле тоже болит – и он часть той империи. Но из того краха можно вынести уроки – сохранить улицы, по которым ходят и в...

Обзоры

Печать царя Хизкиягу

Символы на печатях и кувшинах на много веков древнее этих печатей, их родина – Древний Египет. Иероглиф «Анх» означает «жизнь». Мы находим этот символ на изображениях большинства египетских божеств – в руках или на их груди. Этот иероглиф также неизменно присутствует в захоронениях фараонов. Судя...

Меир Антопольский

Меир Антопольский

Философия ненависти

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...