Канадский фюрер

15.02.2017

Что такое канадский фашизм и как его адепты готовились встречать гитлеровский десант в Квебеке, читайте в расследовании нашего канадского спецкорреспондента.

В XIX веке Канада активно принимала евреев, и в результате с 1850 по 1920 годы в страну въехало свыше 190 тысяч еврейских иммигрантов, преимущественно – из Восточной Европы. Однако затем будто что-то надломилось, и за следующую четверть века, на которую пришелся Холокост и отчаянные попытки евреев спастись из погружающейся в фашизм Европы, Канада впустила только 5000 евреев. Официально правительство ссылалось на тяжелое финансовое положение, вызванное последствиями Великой депрессии, но в те же годы для ряда стран, откуда евреям не было необходимости спасаться, миграционные квоты не изменились или даже были повышены.

Свою роль в такой политике сыграл и Фредерик Блэр, возглавлявший в 1930–40-х годах канадскую миграционную службу и не скрывавший своих антисемитских взглядов. Однако надо честно расставить все точки: такая политика по отношению к «еврейскому вопросу» присутствовала в тот момент в Канаде на всех уровнях общественного устройства, и многие учреждения были пропитаны духом антисемитизма. Соответственно, канадское правительство сквозь пальцы смотрело на появление в стране фашистских и антисемитских партий.

Впрочем, Канада – очень разнообразная страна, и если сравнивать различные регионы, то наиболее сильны антисемитские настроения были во французской части. Там преднамеренно нагнетался страх «еврейской экспансии». Газеты в Квебеке все 1930-е годы пестрили заголовками «Еврей – вор», «Остерегайтесь евреев», «Евреи мечтают о мировом господстве». Многие политики провинции одобряли подобные высказывания, включая и мэра города Квебека Эрнеста Грегуара, который в 1936 году рекомендовал на митинге 20-тысячной толпе антисемитскую газету «Патриот». Антисемитские настроения в провинции подогревались католической церковью и Национальным союзом, во главе которого стоял премьер-министр провинции Квебек Морис Дюплесси.

Родина канадского фашизма

Самая большая еврейская община проживала в тот момент в центральной Канаде. К 1931 году провинцию Манитоба, крупнейшим городом которой был Виннипег, населяло 19 193 еврея, что составляло 2,4% от всех жителей провинции. Это было больше, чем в Онтарио или Квебеке. Так уж сложилось, что многие евреи, подвергавшиеся преследованиям в царской России и бежавшие от них в Канаду, осели именно в Виннипеге, где процветали благодаря хорошему образованию и владению различными профессиями. И именно там, в Виннипеге, зародился канадский фашизм. Его первым лидером стал 17-летний Чарлз Брандел, он же Чак Крэйт, издававший газету «Удар молнии» (The Thunderbolt).

Однако фашисты из Виннипега, хоть и сформировались первыми, но размаха, соизмеримого с квебекским, достичь не смогли. На пике своей популярности организованный в Виннипеге «Канадский союз фашистов», переименованный затем в «Канадский союз», насчитывал около 200 человек, но и тех со временем растерял, оставшись в результате с 30 адептами. Большинство же последовало за лидером монреальских фашистов Адриеном Аркандом, который провозгласил себя «канадским фюрером». Собранный в результате в Торонто, в провинции Онтарио, конгресс под руководством Арканда собрал около 4000 доморощенных наци, а новоявленный фюрер курировал издание нескольких газет, преимущественно антисемитской направленности, предлагал депортировать из Канады всех евреев и создать вместе с британскими фашистами общий конгломерат наподобие рейха.

Все эти канадские фашисты – микроскопические маргинальные партии – не изобрели ничего нового: в своих риторике и идеях они слово в слово копировали немецких национал-социалистов. И повторяли шаблонные мифы о еврейском народе, базируясь в том числе и на состряпанных царской охранкой «Протоколах сионских мудрецов». Но в стране господствовал кризис, за океаном бушевала Вторая мировая война, людям жилось не сладко, и этих мифов и обвинений в адрес евреев оказалось достаточно, чтобы эхо квебекского фашизма накрыло всю Канаду.

В 1939 году премьер-министр Британской Колумбии Томас Дафферин Пэтталло публично заявил, что возглавляемая им провинция будет принимать всех беженцев, но не евреев. После чего гостиницы начали размещать таблички: «Евреи и собаки не требуются», а по Канаде катилась волна вандализма: разрушались еврейские надгробия, поджигались еврейские магазины, стены пестрили оскорбляющими евреев граффити. В результате дошло до случаев нападения и избиения евреев, а затем были введены дискриминирующие квоты. Например, евреи были ограничены в праве селиться в некоторых районах, появились квоты и на поступление евреев в университеты, и на принятие их на различные должности и работы. Существовал лимит и на посещение евреями некоторых клубов и курортов.

Во время Второй мировой войны Канада, конечно же, выступала на стороне антигитлеровской коалиции и понесла значительные потери в живой силе и технике. Как и все в мире, канадцы следили за Нюрнбергским процессом, который задокументировал преступления фашизма против человечества. И при всем этом опрос, проведенный в 1948 году, показал, что большинство канадцев возражают против еврейской иммиграции, в отличие от немецкой.

В том же 1948 году канадским СМИ сообщили, что евреи объявлены персонами нон грата в обжитом средним классом районе Wildwood Park, в элитном районе Tuxedo, а также в популярной летней зоне отдыха Виктория-Бич. Там жили и отдыхали, как правило, богатые англосаксы, которые не хотели соседствовать с евреями. Когда же первому еврею удалось всё же купить в Виктория-Бич летний домик, местная газета обрушилась на жителей с призывом «сохранить пляж свободным от нежелательных элементов».

Немецкий авангард

Канадским фашистам в результате досталось от правительства, но не за антисемитские выпады, которые, если и не одобрялись, то и не порицались: власти просто поняли, что заигрались, и испугались за свою судьбу. Политические элиты вдруг осознали, что доморощенные наци больше не такие безобидные, как это казалось раньше. А тем временем уже почти вся Европа склонила голову перед Гитлером, и последний оплот, Великобритания, держалась исключительно благодаря природному противотанковому рву, именуемому Ла-Маншем. Появилась реальная, как тогда казалось, угроза высадки германского десанта на британских островах. И в этом случае собственноручно выращенные националисты становились «пятой колонной», авангардным отрядом фашизма.

В сентябре 1939 года канадское правительство принимает новую оборонную доктрину и Акт о войне (War Measures Act). Многие положения этих документов и вводимые жесткие меры были направлены против целого ряда политических партий и движений: отключив на время демократические институты и презумпцию невиновности, наиболее активных уличных националистических политиков без суда и следствия арестовывали и отправляли в лагеря для интернированных лиц. Под действие акта, к слову, попали не только фашистские партии, но и коммунисты. Их работа была запрещена, как и деятельность дружественных коммунистам партий. Некоторых коммунистов держали под арестом вплоть до 1942 года, пока СССР и западные союзники окончательно не сформировали антигитлеровскую коалицию.

Самым ловким из фашистов оказался вождь виннипегских наци Чак Крэйт. Чтобы не угодить в тюрьму, он записался наводчиком орудия во флот и отправился служить в Шотландию, где и познакомился со своей будущей женой. По возвращении в Канаду Крэйт от политики отошёл и работал золотодобытчиком и учителем.

Самым громким стал арест мэра Монреаля Камиллена Худа. Полицейские схватили Худа 5 августа 1940 года на выходе из ратуши и увезли в лагерь Патавава. Там заключённого № 694 определили на лесопилку. На свободу он вышел через четыре года. Сел до конца войны и «канадский фюрер» Адриен Арканд по обвинению в «заговоре с целью свержения государственного строя».

Однако после освобождения им не помешали вернуться в политику. Арканд баллотировался на федеральных выборах в 1949 и 1953 годах и оба раза финишировал вторым. А Худ после лагеря снова стал мэром Монреаля и оставался им на протяжении десяти лет. И нацистское прошлое ему в вину никто почему-то не ставил. Таковы порой зигзаги демократии.

Михаил Спивак

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...