Корея для еврея

14.08.2017

Лидер КНДР Ким Чен Ын, освоивший жанр троллинга на высшем уровне и эпатирующий всю планету, черпает пример для подражания из собственной семьи – одна история, как его дед Ким Ир Сен заигрывал с Израилем, обещая ему любовь в обмен на деньги, чего стоит.

В сентябре 1992 года заместителю генерального директора израильского МИДа Эйтану Бен-Цуру поступило необычное предложение. Как точно северокорейцам удалось выйти на израильского дипломата, доподлинно неизвестно, но в длинной цепочке посредников фигурировал и некий американский предприниматель, и его южнокорейский партнёр, и живущие в Пхеньяне родственники этого партнёра. Хотя нельзя исключить, что просто были задействованы давние связи и знакомства Шимона Переса, ставшего как раз в 1992-м министром иностранных дел в правительстве Ицхака Рабина.

Предложенная Северной Кореей сделка подкупала своей гангстерской откровенностью: Израилю предлагалось купить уже выработанную золотую шахту в КНДР, а взамен Пхеньян обещал прекратить или, по крайней мере, сократить поставки оружия и ракетных технологий Ирану и ряду других враждебных Израилю государств.

A soldier stands guard in front of the Unha-3 (Milky Way 3) rocket sitting on a launch pad at the West Sea Satellite Launch Site, during a guided media tour by North Korean authorities in the northwest of Pyongyang April 8, 2012. North Korea has readied a rocket for a launch from a forested valley in its remote northwest this week that will showcase the reclusive state's ability to fire a missile with the capacity to hit the continental United States. Picture taken April 8, 2012. REUTERS/Bobby Yip (NORTH KOREA — Tags: POLITICS MILITARY) ORG XMIT: PYG17

Стареющий Ким Ир Сен в объятия Израиля был готов отправиться не от хорошей жизни: экономика Северной Кореи, потеряв поддержку распавшегося Советского Союза, лежала в руинах, и на страну надвигался масштабный голод. КНДР срочно искала любые возможности для получения валюты.

Следует сказать, что до того момента между Израилем и Северной Кореей никогда не было ни дипломатических отношений, ни даже контактов. Да и откуда им было взяться, если КНДР не признавала и до сих пор не признаёт право Государства Израиль на существование, а в 1988 году даже официально заявила о признании суверенитета палестинских арабов на территории всего Израиля.

Помимо Ирана, ракетные технологии из Северной Кореи в течение многих лет поступали также в Сирию, Ливию и Египет, которые в излишней любви к Израилю тоже замечены не были. А в 1973-м, во время Войны Судного дня, руководство КНДР даже направило в Египет эскадрилью МиГов с двумя десятками пилотов и таким же числом обслуживающего техперсонала. Два северокорейских МиГа в той войне сбили израильтяне, а один и вовсе был уничтожен самими же египтянами по ошибке.

Во второй половине 1980-х Северная Корея приоткрыла въезд для иностранных туристов, но для граждан Израиля, равно как и для американцев, французов и японцев, вход остался закрытым. А евреи из других стран не раз испытывали проблемы при въезде в Северную Корею.

Заместитель генерального директора израильского МИДа Эйтан Бен-Цур

Несмотря на такую предысторию отношений, предложение северокорейцев чрезвычайно вдохновило Бен-Цура, хотя до этого времени его дипломатический опыт был связан исключительно с работой в Северной Америке. Он рассказал о поступившем предложении своему шефу, министру Пересу, который одобрил инициативу подчинённого и предоставил ему карт-бланш, предупредив, однако, чтобы тот сохранял свои контакты с КНДР в тайне, не посвящая в них даже главу азиатского отдела израильского МИДа Моше Игара.

В начале ноября 1992-го Бен-Цур в сопровождении двух других израильских дипломатов и двух геологов прибыл в Пхеньян. Первая в истории израильская делегация в КНДР была, однако, не единственной. Одновременно с дипломатами в столицу КНДР приехала и группа сотрудников «Моссада» во главе с Эфраимом Галеви, занимавшим тогда пост замдиректора спецслужбы. «Моссад», разумеется, с самого начала был в курсе событий, но оптимизма Бен-Цура и Переса категорически не разделял. Однако вопрос касался поставок северокорейцами ракетных технологий врагам Израиля, и самоустраниться, оставив его обсуждение и решение дипломатам, спецслужбы тоже не могли. Так что замглавы «Моссада» лично прибыл в Пхеньян, чтобы проконтролировать энтузиазм дипломатов и самому оценить шансы на успех. А заодно обеспечить безопасность израильских дипломатов. Правда, Бен-Цур о таком сопровождении узнал лишь в конце визита, когда встретил Галеви на борту самолёта, вылетевшего из Пхеньяна в Токио.

Замглавы «Моссада» Эфраим Галеви

Корейцы, по воспоминаниям израильтян, были обольстительно радушны. Показное гостеприимство, выросшее еще из советского дипломатического протокола приёма иностранных делегаций, полностью очаровало израильских дипломатов. По словам самого Бен-Цура, принимали их чуть ли не на самом высшем уровне, перевозили – на личном вертолёте Ким Ир Сена, а делегацию постоянно сопровождал высокопоставленный северокорейский генерал, вместе с которым израильтяне и осмотрели заброшенную шахту золотого рудника «Унсан». Однако во время переговоров корейцы, очаровательно улыбаясь, уходили от любой конкретики и обещаний, предпочитая обсуждать объёмы будущих израильских инвестиций в экономику КНДР. Раз за разом в ответ на вновь и вновь поднимаемый Бен-Цуром вопрос о поставках оружия и ракетных технологий врагам еврейского государства корейцы терпеливо объясняли израильтянам, что начинать следует с экономического сотрудничества – покупки Израилем старой шахты и инвестиции миллиарда долларов в северокорейскую экономику. Ответные же требования о прекращении военных поставок корейцы, продолжая столь же мило улыбаться, игнорировали, предлагая оставить все эти «мелкие разногласия» на потом.

Замглавы «Моссада» Эфраим Галеви

Бен-Цур был воодушевлён и уверен, что всё идёт «просто отлично». Очарованных обаятельными корейцами израильских дипломатов не смущала неопределённость корейских обязательств. Они даже пообещали замолвить словечко за северокорейского лидера в кулуарах Белого дома. Вот только замглавы «Моссада» Эфраим Галеви, наблюдавший за ситуацией, придерживался совершенно иного мнения и был уверен, что северокорейский режим не собирается прекращать продажу ракетных технологий и других вооружений врагам Израиля. И решил вмешаться в ситуацию, чтобы пресечь любые дальнейшие контакты между КНДР и Израилем.

Эфраим Галеви использовал всю силу своего убеждения, доказывая премьер-министру Рабину, что «северокорейский проект» безумен. Главным аргументом, вероятно, стало то обстоятельство, что от соглашения с КНДР пострадают отношения Израиля с США и Южной Кореей, а северокорейские лидеры слово всё равно не сдержат. К слову, из Вашингтона и Сеула тоже намекнули, что не считают израильские экзерсисы с Северной Кореей перспективными. В итоге Рабин принял позицию Галеви и запретил Пересу в январе 1993 года лететь с визитом в Пхеньян. Говорят, был страшный скандал, но переубедить премьера Перес не смог. Краткая и странная попытка дружбы Израиля с Северной Кореей закончилась ничем.

Israeli Prime Minister Yitzhak Rabin (L), sitting next to his Foreign Minister Shimon Peres (R), points at the Likud during an argument during the presentation of his government at the opening session of the Knesset on July 13, 1992. AFP PHOTO PATRICK BAZ / AFP / PATRICK BAZ (Photo credit should read PATRICK BAZ/AFP/Getty Images)

Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и министр иностранных дел Шимон Перес

Когда в израильской прессе появилась информация об этих тайных переговорах, то глава департамента Азии Моше Игар, от которого с самого начала скрывали информацию о них, назвал их «идиотизмом» и «вздором высшей пробы». «Это было настолько абсурдно, – вспоминал он, – что когда я впервые прочел об этом в газете, то просто отказывался верить». По его словам, любой эксперт, разбирающийся в региональной ситуации, мог бы сразу объяснить, что попытка убедить Северную Корею отказаться от выгодных поставок оружия Ирану и арабскому миру в обмен на более тесные связи с Израилем – изначально совершенно нереалистичная. Хотя бы уж потому, что доходы КНДР от продажи оружия были просто не сопоставимы с инвестициями, которые в тот момент мог сделать в северокорейскую экономику Израиль. «Это один из самых уродливых эпизодов в истории Израиля, – считает Игар. – К счастью, у этой истории не было последствий».

Однако Бен-Цур и другие участники «северокорейского проекта» обвиняют, в свою очередь, «Моссад» и Рабина в срыве переговоров и до сих пор убеждены, что вся история могла бы пойти иначе, если бы им тогда не помешали. «В тот конкретный момент можно было преобразовать агрессивный и опасный режим в такой, который сосредоточился бы на развитии собственной экономики. Нет сомнений, что тогда это была бы совсем другая Северная Корея», – считает Бен-Цур.

Последний «привет от КНДР» Израиль получил уже в нулевые, когда северокорейцы начали оказывать поддержку Сирии в развитии её ядерной программы. Однако программа была внезапно прервана десять лет назад, в сентябре 2007-го, когда в результате авиаудара, нанесённого, по мнению западных СМИ, израильскими ВВС, ядерный реактор, строящийся в расположенной на востоке Сирии провинции Дир аз-Зура, был полностью уничтожен. Как сообщали СМИ, в результате авиаудара погибли десять северокорейцев, которые «помогали при строительстве ядерного реактора в Сирии».

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...