Во что верят атеисты?

16.06.2017

В мае в издательстве «Йедиот Сфарим» вышла в свет книга Моше Ратта «Просто поверь: инструкция для рационального верующего». Эта книга претендует на звание именно что инструкции к применению, этакого современного «Путеводителя рассеянных». Автор, нисколько не пытаясь сыскать лавров великого Маймонида, старается сделать невозможное возможным: ясным и доступным языком изложить глубокие философские мысли. А именно – доказать, что все атеисты на самом деле – верующие люди.

Современное общество, в понимании Ратта, воспринимает любую веру как полностью иррациональное явление, базирующееся на экзистенциональных страхах любого человека. Как попытку найти успокоение и поддержку – такой вид психологической реабилитации. В своей книге Ратт приходит к выводу, что данный подход пора переосмыслить. «Большая ошибка, – пишет он, – полагать, будто вера лишена всякой логики и не имеет отношения к рациональному сознанию человека. Мы всё время слышим, что верующий человек не может руководствоваться логикой. Но ведь и философский, и рациональный подход может привести человека к вере в нечто высшее».

С точки зрения Ратта, зацикленность на научном подходе – это тоже в определенном смысле вера. Просто вера – в науку. Поэтому все люди, так или иначе, во что-то верят. А когда дело доходит до системы доказательств, то для уже уверовавшего и находящегося внутри «конфессии» – будь то религиозной или любой другой – любая предложенная ему логическая система будет казаться вполне рациональной. В качестве примера Ратт разбирает в своей книге пастафарианство – веру в Летающего Макаронного Монстра, этой теме посвящена целая глава.

«Я не хочу навязать свое мнение и не могу заставить людей верить в Б-га, – пишет Ратт. – Я просто хочу перенести дискуссию в плоскость веры и доказать, что всё, по сути, держится именно на ней – в том числе и наука, и любые светские подходы. Они также основаны на определенных верованиях, но верящие в них сами этого не осознают. А если уж мы все верим, давайте честно поговорим: кто, во что и почему». Ратт действительно не стремится в книге кого-то в чем-то убедить, он просто предлагает свою систему аргументации, которая призвана дать старт новым дискуссиям.

Сам Ратт – доктор философии, живущий в поселении Карней-Шомрон и воспитывающий 8 детей. Он страстный поклонник литературы в жанрах ужасов и фантастики, а также донор почки, ведущий активную разъяснительную деятельность по вопросам донорства.

Неудивительно, что главная аллегория книги – это свет во тьме. И человек, стоящий в лучах этого света, символизирующего знание, и в окружении тьмы, олицетворяющей незнание. А незнание по Ратту – просто сферы, в которых у нас нет знаний или возможности объяснить происходящее с научной точки зрения. Таким образом, все споры межу верующими и не очень происходят по одному и тому же принципу: скептики склонны оставаться в лучах света и игнорировать происходящее вокруг из-за отсутствия научных доказательств, а энтузиасты – нет. «Я пытаюсь выяснить, что происходит за пределами света, и делаю это при помощи и доказательств, и интуиции. Нельзя игнорировать темноту и незнание, необходимо признать существование в нашей жизни целых пластов и явлений, непознанных еще человеком – будь то Б-г или сверхъестественные явления. Я прошу лишь отказаться от страха и рассказываю тем, кто боится и не решается оглянуться вокруг, чего они себя лишают».

Шейндл Кроль

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...