Варвар новой эры

30.06.2017

Ноябрь 1989-го. Берлинская стена пала. Заканчивается «холодная война» и стартует полномасштабная волна развития демократических процессов и внедрения рыночных механизмов во всем мире. Молодой американский философ Фрэнсис Фукуяма пишет книгу под названием «Конец истории», вызвавшую яркий общественный резонанс в те дни и популярную доныне. В ней Фукуяма объясняет, почему два великих института современного Запада – либеральная демократия и рыночная экономика – не только оказались прочнее коммунизма, но и распространились по всему миру.

Казалось, не осталось людей, готовых жертвовать собой или переносить лишения войны ради национальной, классовой или религиозной идеи. По мнению Фукуямы, строкам из песни Джона Леннона Imagine вскоре суждено было сбыться:

Нет причин быть убитым,
И не за что убить.
Представьте, что все люди –
Братья на земле...

Однако случилось прямо противоположное. Уже через три года в центре Европы, в Югославии, разразилась война. Сначала в Боснии, потом – в Косово. Причем война эта была во многом религиозная, так как шла между православными сербами, католиками-хорватами и албанцами-мусульманами, которые до этого долгие годы были мирными соседями. И в 1993 году американский социолог и политолог Сэмюэл Хантингтон в нашумевшей статье «Столкновение цивилизаций», название которой стало уже терминологическим, предсказал не «конец истории», а гораздо более продолжительную и опасную войну.

Сегодня, в 2017-м, когда мы пережили уже падение башен-близнецов в Нью-Йорке, разрушительные войны в Афганистане, Ираке и Сирии, массовую волну протестов по всему Ближнему Востоку и Северной Африке, получившую имя «Арабской весны», и множество терактов, совершенных в крупнейших городах мира, надежд на счастливый «конец истории» почти не остается.

Мы ждали решительного отказа от тирании и выбора в пользу демократии, либерализации экономик и соблюдения прав человека, но в Египте, Бахрейне и многих других странах региона по-прежнему царит авторитарный режим, а Сирию, Ливан и Йемен разрывают гражданские войны. Сколько людей погибло во всех этих кровавых конфликтах и умерло от голода и лишений войны? Сотни тысяч, миллионы?

Мы все стали свидетелями того, как страны Ближнего Востока, Африки и Азии в начале XXI века погрузились в самое кровавое противостояние, описанное Томасом Гоббсом как война «всех против всех». Оказалось, что после «холодной войны» нас ожидает не мир и свобода, а нео-варварство.

Либерально-демократический Запад продолжает терять позиции и уверенность в стабильном будущем. На смену мечтам о свободе приходят кошмары, полные хаоса, жестокости и страха. Поэтому главная книга сегодняшнего дня, на мой взгляд, это «Бемидбар» – четвертая часть Пятикнижия. На русский язык название переводится как «В пустыне» – и это очень точно отражает реалии наших дней, потому что с духовной точки зрения мы действительно находимся в пустыне.

Главы книги «Бемидбар» наполнены душевными поисками и в то же время самокритикой, почти самобичеванием, как ни одна другая книга и повествует о том, что Нельсон Мандела называл «долгой дорогой к свободе». «Бемидбар», описывающая сорокалетние скитания евреев по пустыне, каждым своим словом доказывает, что к свободе коротких путей не бывает. И это, конечно же, самая жесткая часть Пятикнижия, вынуждающая нас сделать весьма четкие и определенные выводы.

Взглянув на карту, мы увидим, что Египет расположен не слишком далеко от Земли Обетованной. Значит, главная идея – достижение цели – занимает больше времени, чем мы предполагаем. Тем более что речь идет о переходе через пустыню не только в географическом смысле, но и на психологическом, нравственном и духовном уровнях. Путь к цели занимает ровно столько времени, сколько требуется человеку для того, чтобы измениться. Не больше, но и не меньше.

Политические перемены не наступают благодаря решениям политиков. Они требуют изменений в самих людях, которые для этого должны иметь соответствующий духовный настрой и обладать активной жизненной позицией. И еще – желанием учиться, потому что настрой рождается с приобретением нового опыта, дающегося зачастую ценой невероятных усилий.

Речь идет не только о смене идеалов, но и об изменении привычного образа жизни, который переводит идеалы в практическую плоскость социальных взаимодействий. Избавление от тирании само по себе не рождает демократии. Еще Платон в диалоге «Государство» писал, что демократия зачастую просто предшествует новой тирании. Освобождение из рабства не делает человека свободным. Свобода наступает в тот момент, когда освобожденный берет на себя ответственность за свое будущее и демонстрирует отвагу и терпение, без которых путь длиной в несколько сотен километров может занять и больше, чем сорок лет.

Джонатан Сакс

Комментарии

Статьи по теме

Человек творящий

В современном акционизме это называется перформативным высказыванием – речевым актом, равноценным поступку

Мозги для сердца

Пациент обладал высоким IQ, широким кругозором и прекрасной памятью, но после операции по удалению опухоли его жизнь кардинально изменилась. Он не мог больше справляться с потоком ежедневных задач, сделал несколько неудачных инвестиций, потеряв все сбережения, развелся с женой, снова женился и...

Во что верят атеисты?

Главная аллегория – человек, стоящий в лучах света, символизирующего знание, и в окружении тьмы, олицетворяющей незнание. И все конфликты между атеистами и верующими – просто споры скептиков, остающихся в лучах света и игнорирующих происходящее вокруг, и энтузиастов, бесстрашно выходящих за все...

Мир без детей

Праотец еврейского народа Авраам получил от Творца четыре обещания: «и сделаю тебя народом великим», «сделаю твое потомство многочисленным, словно пыль земная», «сделаю твое потомство неисчислимым, как звезды» и «сделаю тебя отцом множества народов». Перед нами четыре обещания, каждое из которых...