Театр оперы и веры

07.07.2017

Народные восстания и массовые протесты, семейные конфликты и личные драмы, кровавые битвы и разведывательные операции – удивительно, но всё это не в новом сериале, а в не менее остросюжетном Пятикнижии Моисеевом.

Бемидбар – четвертая часть Пятикнижия Моисеева и самый сложный его раздел. Прежде всего потому, что в ней представлен удивительный спектр жанров и сюжетов. Она полна остросюжетных историй и приключений, но в то же время в ней приводится жесткий свод законов, встречаются путевые записи и подробные описания стоянок в пустыне. А многообразие тем просто завораживает. Тут вам и восстания с массовыми протестами против единоличной власти Моисея, ставшие самым серьезным испытанием его авторитета в качестве лидера народа. И бесконечные роптания против Б-га – манн, видите ли, «уже не тот», да и воды в пустыне не хватает. И семейный конфликт в стане руководства между первосвященником Аароном и его сестрой Мирьям, с одной стороны, и их братом Моисеем – с другой, корни которого, вероятно, лежат в том факте, что семья пророка так и не приняла его жену Ципору – дочь жреца и вождя племени мадианитян. И совсем уж мистическая история про языческого пророка Бильама, который шел проклясть евреев, но в результате, наоборот, благословил.

Не обошлось, как и почти в любой остросюжетной драме, и без шпионского сюжета, который стал поворотным и для всей книги Бемидбар, и для судьбы еврейского народа, когда отправленные Моисеем на разведку в Святую землю «агенты» вернулись с отчетом, полностью деморализовавшим евреев: по словам разведчиков, земля Ханаан была прекрасной, но населял ее сильный народ, живущий в больших, хорошо укрепленных и почти неприступных городах, после чего евреи снова захотели вернуться в Египет. И этот сюжет по сущности своей оказался созвучен с историей о Золотом тельце, так как жизненное испытание снова отвратило евреев от Б-га, а Он опять собрался уничтожить весь народ, и лишь молитвы и заступничество Моисея защитили евреев. Однако то поколение народа не войдет в Землю Обетованную, включая самого Моисея – таков был приговор Небес.

Особенность книги Бемидбар заключается не только в том, что в ней собрано так много разнообразных историй и сюжетов, но и в той последовательности, с которой они приводятся – она далеко не случайна, хотя иногда тексты этой книги напоминают сборник случайных, не имеющих единой канвы историй и законов, которым, согласно структуре Пятикнижия, логичнее и уместнее было бы находиться в других его частях. Но эти истории неожиданно перемежаются с законами именно потому, что являются результирующими выводами из произошедших событий.

Да и Моисей предстает перед нами в книге Бемидбар в новом и непривычном для нас образе – в его словах слышится крайняя степень отчаяния от осознания, что с «этим жестоковыйным народом» ему уже не совладать: «И если Ты так поступаешь со мной, то лучше умертви меня, чтобы не видеть мне бедствия моего». И это уже не та сила и уверенность, которую он демонстрировал во времена Исхода из Египта и расхождения Красного моря.

Еще одно из отличий книги Бемидбар – странности хронологии. Повествование десятка первых глав охватывает всего 20-дневный период, затем ненадолго происходит возвращение в прошлое, а дальше мы неожиданно оказываемся в последнем годе странствий евреев по пустыне. Этот скачок во времени происходит в момент переписи евреев, фиксирующей уже новое поколение, которому суждено завершить путешествие, начатое их отцами, и войти в Святую землю. И он, этот скачок, символизирует начало новой жизни, жизни – дома.

Лорд Джонатан Сакс

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...