В руках утопающих

18.08.2017

После теракта в Барселоне Европу накрыла атмосфера тревоги и страха. Как физически выжить и психологически сохранить себя в неизбежно надвигающейся катастрофе, объясняет главный раввин лорд Великобритании Джонатан Сакс.

Как говорил писатель и философ Томас Пейн, пришло время испытать силу человеческой души – сегодня именно это с нами и происходит. Наступил судьбоносный в истории западного мира момент. Мы не раз были свидетелями событий, результаты которых вызывали раскол общества и его разобщенность, и видим растущую волну агрессивно настроенных политиков и религиозных лидеров. Все это происходит в атмосфере всеобщей тревожности и страха перед стремительно меняющимся настоящим и неопределенным будущим при полном осознании, что в ближайшее время события будут развиваться еще быстрее.

Что же мы можем сделать для того, чтобы смотреть в будущее без страха? Для начала задуматься – чему сегодня мы, люди, поклоняемся? В древности, например, люди поклонялись солнцу, звездам и ветрам. Шли столетия, кто-то уверовал в единого Б-га, другие – во множество богов. В XIX и XX веках предметом поклонения стали идеи – будь то коммунистические, фашистские или рыночные. А чему мы поклоняемся сегодня?

Не удивлюсь, если антропологи будущего назовут ХXI век – эпохой «Я», когда человек в массе своей поклоняется сам себе и становится центром вселенной. Сегодня нравственностью зовется верность себе, политикой – соблюдение прав личности, а самым популярным ритуалом стал селфи. Ничего плохого в этом нет – напротив, такая позиция придает человеку сил и мотивирует его на развитие своих способностей. Вместе с тем, не стоит забывать, что человек – социальное животное в самом простом, биологическом смысле. Всем нам необходимо общение, в котором мы учимся взаимодействию, порождающему доверие и дружбу, любовь и верность. И единственный способ обезопасить собственное будущее – укрепить общие позиции.

Для этого нужно постичь искусство взаимоотношений, помнить историю и осознавать коллективную ответственность. В качестве примера постижения искусства взаимоотношений приведу эпизод из своего личного опыта. Давным-давно я был молодым студентом факультета философии, погруженным в идеи Ницще, Шопенгауэра, Сартра и Камю и мучающимся от экзистенциональной тоски и зыбкости бытия. И вот однажды я встретил девушку по имени Элейн, которая была моей абсолютной противоположностью – лучилась радостью и уверенностью. Мы встретились и поженились. С тех пор прошло 47 лет, подаривших нам троих детей и восемь внуков. И сегодня я могу с уверенностью сказать, что решение связать свою жизнь с Элейн стало лучшим в моей жизни – а все потому, что мы растем и движемся вперед благодаря людям, непохожим на нас.

People wear Samsung Gear VR devices as they attend the launching ceremony of the new Samsung S7 and S7 edge smartphones during the Mobile World Congress in Barcelona, Spain, February 21, 2016. REUTERS/Albert Gea TPX IMAGES OF THE DAY

Настроенный поиск, лента друзей в соцсетях и электронные подписки ограничивают наш круг общения и источников информации людьми со схожими с нашими интересами, мнениями и даже предубеждениями. Статистика показывает: окружая себя единомышленниками, человек становится более агрессивным. В политическом смысле полезными могут оказаться поединки оппонентов – возможно, благодаря им мы наконец поймем, что можно не соглашаться друг с другом по ряду вопросов, но при этом оставаться друзьями. Именно во время таких дебатов мы понимаем, что оппоненты тоже люди. И каждый раз протягивая руку дружбы тому, кто не такой, как мы – по своему статусу, вероисповеданию или цвету кожи, – мы выстраиваем еще один фрагмент мира отношений.

Второй аспект, касающийся исторической памяти, тесно связан с вопросом самоидентификации. Проблема в том, что, с одной стороны, западные страны перестали уделять прежнее внимание собственной истории и самоидентификации народов, а с другой – уровень иммиграции в этих странах многократно возрос. История же не раз доказывала, что страна может переварить иммигрантов только в том случае, если ее граждане помнят свою историю и знают свои корни. И как только эти память и знания меркнут – растет страх перед неизведанным.

Евреи, пережившие не одно изгнание, скитавшиеся по миру две тысячи лет, не потеряли при этом свою историю и сохранили собственную традицию. А все потому, что они хранили память о том, кто они и откуда пришли, и передавали ее из поколения в поколение, каждый год собираясь за Пасхальным столом, вкушая мацу – хлеб бедности и горькие травы, символизирующие горечь рабства. Коллективная память и общая история укрепляют любой народ настолько, что он может переварить множество иммигрантов, приглашая их разделить с ним эту историю и память, надежды и мечты. Главное – чтобы они еще сохранились. А еще есть коллективная ответственность. Американские политики так верны фразе «Мы, народ», потому что она указывает на коллективную ответственность народа за общее будущее страны.

Замечали ли вы, как политикам выгодна народная вера в чудеса? Мы слышим с трибуны: «Отдайте свой голос за этого сильного лидера и он – или она – решит все ваши проблемы!» Это и есть вера в чудеса. Причем мечтают все – и ультраправые, вспоминающие «старые добрые времена», и ультралевые, грезящие о несбыточном будущем. Сторонники различных религиозных течений и атеисты в равной степени убеждены, что присутствие или же отсутствие Б-га спасет их от самих себя. Вы что, реально в это верите?! Это всё мечты о сказке, потому что единственные, кто спасет нас от самих себя – мы сами.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...