Кто возглавляет еврейский народ

19.12.2017

На днях литовское направление иудаизма хоронило своего вождя – раввина Штейнмана, оплакивая его как «главу поколения» и «лидера религиозного еврейства». Без всякого сомнения, покойный был достойнейшим человеком, большим знатоком Торы и прекрасным наставником своей паствы, но столь же бесспорно, что он не был никаким главой не только для миллионов нерелигиозных евреев, но и для многих религиозных евреев – ни для религиозных сионистов, ни для хасидов, ни для много еще кого.

У католиков есть папа римский, у буддистов – Далай-лама, у православных – Великий собор, у шиитов – аятолла. Интересно, а кто духовно возглавляет еврейский народ?

В древности у евреев было три центра власти – царский престол, храмовое священство и собрание мудрецов. В разделении полномочий между этими центрами власти и зиждилась хрупкая демократия древней Иудеи. Но династия царя Давида сошла с политической сцены еще с разрушением Первого Храма, а храмовое священство окончательно утратило свой духовный авторитет в период Второго Храма. Правда, потомки той элиты продолжали играть определенную роль вплоть до Средних веков и даже величали себя в Святой земле титулами наси (князей), а в Вавилоне – экзиларха (глав диаспоры). Но их мирская власть была чисто номинальной и держалась только на авторитете мудрецов Торы, которые с того момента оказались главными претендентами на роль объединяющего руководства.

Впервые на политическую сцену мудрецы Торы вышли после возращения евреев из Вавилонского изгнания. Сначала – в формате Великого собрания, далее – в виде Санедрина. Название это происходит от греческого слова синедрион, означающего в переводе – совет. Так в эллинистическом мире назывались собрания мудрых и влиятельных людей, например – советников Александра Македонского.

Санедрин, заседавший в Иерусалиме в Храмовом комплексе, очень быстро превратился в высшую судебную инстанцию. Входившие в его состав мудрецы обладали таким влиянием и могуществом, что могли открыто перечить царю, поучать первосвященника и давать прямые указания народу. Другое дело, что царь, первосвященник и тем более народ далеко не всегда этим поучениям следовали.

Авторитет этих мудрецов – никем не выбранных и никем не назначенных – держался исключительно на непрерывности традиции, шедшей со времен дарования Торы. Согласно этой традиции, «Моисей принял Тору на Синае и передал ее своему ученику Иегошуа, тот передал ее старейшинам, старейшины – пророкам, а пророки – Великому собранию». И сами мудрецы Санедрина служили воплощением этой непрерывности.

После разрушения Второго Храма этот орган власти сохранился еще несколько десятилетий, переместившись, правда, из Иерусалима в город Явне. Но после восстания Бар-Кохбы римляне решили уничтожить Санедрин вовсе.

Предание сохранило для нас историю о том, как бесстрашный старец рабби Иегуда бен Бава рукоположил пятерых учеников и поплатился за это жизнью, но обеспечил тем самым непрерывность цепочки. Это позволило Санедрину и системе рукоположения продержаться еще несколько веков, но полномочия его мудрецов были уже не столь велики – главным образом за ними сохранилась прерогатива провозглашать новомесячье.

Параллельно в диаспоре, особенно в Вавилоне, бурно развивалась своя еврейская жизнь, лишенная центрального руководства. Поначалу Вавилонские мудрецы еще отправлялись в страну Израиля, чтобы получить рукоположение от немногих оставшихся членов Санедрина, но потом обходились по большей части уже без него. Наконец, в V веке Санедрин был распущен по указу византийского императора Феодосия II, а со смертью в 425 году последнего главы Санедрина, израильского князя Гамлиэля VI, прекратилось и рукоположение мудрецов. С тех пор евреи живут без единого начальства. И за прошедшие с тех пор 16 веков, надо сказать, научились. В каждой общине были свои локальные лидеры, которые могли советоваться друг с другом, но в целом каждый шёл и вёл паству своим путем.

В книгах великого Маймонида упомянут способ воссоздания Санедрина и прерванной цепочки рукоположения: если все раввины страны Израиля единогласно выберут одного своим главой, то он будет считаться рукоположенным от имени всего общества и сможет продолжить цепь дальше. Правда, такой механизм считался сугубо теоретическим, пока в 1538 году раввины Цфата не рукоположили единогласно Яакова Берава. Никто из раввинов Цфата и других городов Святой земли не возражал, и Яаков Берава стал рукополагать одного за другим. Среди удостоившихся были такие титаны, как автор «Шулхан аруха» раввин Иосиф Каро и великий каббалист Моше Кордоверо.

Казалось, еще миг – и будет восстановлен совет мудрецов, и начнется новая эпоха в еврейской жизни. Но тут выяснилось, что в суете «забыли» спросить мнение еще одного раввина, и не просто раввина, а главного раввина Иерусалима досточтимого Леви бен Хабиба. А он был категорически против рукоположения Яакова Берава, с которым у него были многолетние разногласия, и когда узнал о случившемся, то выступил так яростно, что развалил всю иллюзию единства.

За последние 200 лет было, по крайней мере, еще пять попыток воссоздать Санедрин по принципам, описанным Маймонидом. Крайний раз – в 2004 году. Группа раввинов, относящихся в основном к лагерю религиозных сионистов, предложила рукоположить раввина Хальберштама, принадлежащего к течению «Эйда а-Харедит», известному своей крайней враждебностью к сионизму. Предложение было весьма экстравагантно, и против него официально никто голос не подал. Тем более что раввин Хальберштам известен глубокими знаниями и высоконравственными поступками. В результате рукоположение состоялось, но мало кто обратил на него внимание. Одно дело – единогласно поддержать, как это сказано у Маймонида, совсем другое – не выступить против. На этой разнице организаторы рукоположения и сыграли.

Возможно ли в наше время вообще добиться такого единства, которое было тысячелетия назад, да и было ли оно тогда таким всеобщим, как кажется теперь – всё это хорошие вопросы. Как и самый сложный: хотим ли мы этого единого руководства, которое придёт и решит за нас все вопросы?

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...