Литература

15.11.2017

Гений советского андеграунда

«Это чудо – превращение пионерки, собирающей посвященные Ленину и Зое Космодемьянской открытки, в поэта-мистика, в проницательнейшего читателя мировой классики, которому – в 15 лет! – открываются бездны “Фауста” Гёте и “Процесса” Кафки и который бесстрашно всматривается в бездну собственной души»...

13.11.2017

Забытый друг Бродского

Бродский сыграл в судьбе Аронзона роковую, трагическую роль. При помощи Бродского летом 1960-го Аронзон устроился в геологическую экспедицию на Дальний Восток. Там у Аронзона заболела нога, поднялась температура. Серьёзность этого состояния врачи недооценили, перевести пациента в город с хорошей медициной отказывались, пока Аронзон в гневе не пригрозил сжечь местную больницу...

08.11.2017

Полвека за столом

В ходе революции 1917 года рабочие убивали представителей интеллигенции. Поэтому 1937 год по сравнению с 1917-м можно считать более демократичным...

03.11.2017

«Да, я русофоб»

Вот это все осмысление советского прошлого, такое унылое, с заведомо известным выводом, что все было плохо, но было и хорошо – это не цепляет. Он хочет, чтобы все русские были, как евреи, как он себе их представляет: все время поддерживали друг друга, строили какие-то страшные заговоры, всюду продвигали своих и свои цели. А русские люди не хотят быть, как евреи, и он от этого испытывает всяческие неприятные эмоции...

02.11.2017

Маршак и дети

Уже во времена оттепели Маршаку стало известно, что по части доносов его имя было в топе у НКВД. Сам он был уверен, что от ГУЛАГа спасла детская литература. Выбрал он её и потому, что любил детей, и потому, что она предоставляла спасительное расстояние от идеологии и политики...

31.10.2017

На костях истории

Перипетии человеческой жизни на фоне драмы украинского еврейства. Так гораздо острее чувствуется масштаб свершившейся потери – и гибели людей, и полного исчезновения их уникальной культуры. По напряжённости, по насыщенности событиями перед нами скорее триллер, то есть убийство там есть, и даже не одно, а расследования нет – и так всё понятно...

26.10.2017

Кромешный страх

«Дуче, моя просьба о признании принадлежности к арийской расе является законной, поскольку у меня есть все необходимое, требуемое законом. Спасите меня, Дуче, от этой несправедливой, унизительной и парадоксальной ситуации, из-за которой я вынужден работать втайне, терпеть унижения и продолжать переживать о Вас...»

11.10.2017

Дорогой Ильфа и Петрова

Поутру 21 сентября 1935 года Илья Ильф брился холодной водой на съёмной квартирке в Варшаве – для этого бегал между кухней и комнатой, где был зеркальный шкаф. В этой квартире они провели две ночи. Днём исследовали жизнь города, затянутого, как показалось в то время Ильфу, провинциальной дремотой. В свой предыдущий визит в Варшаву они успели посмотреть первую чехословацко-польскую экранизацию «Двенадцати стульев» с известным чешским комиком Властой Бурианом, сыгравшим Кису Воробьянинова. До экранизации в Советском Союзе её успели снять даже в Германии в 1938 году...

04.10.2017

Комплекс советской отличницы

Позднее Лидия Чуковская заметила Ахматовой об Алигер: «Она все кается и кается в своих мнимых грехах, хоть это ей не помогает». Раскаяние, да ещё и вынужденное, стихи писать не помогает, зато многое дает – Алигер вовсю ездит по миру. Из поездок советскому читателю она привозит то, что из страны не выезжало – преимущества социалистической действительности: на Западе сумерки, а у нас светло...

02.10.2017

Дунай-учитель

Любовь к Доре приблизила его к иудаизму и рискованному приключению совместной жизни. «Река – старый учитель дао, проповедующий на берегах о великом. Не заботясь об оставшихся на берегах сиротах, Дунай течет к морю, к великому убеждению»...

11.09.2017

Мистер Дер Нистер

К 1920 году Дер Нистер перебрался в Москву, где какое-то время работал в еврейском детском доме в Малаховке с Марком Шагалом. Однако и работа с детьми, и литературные успехи – а у Дер Нистера уже вышло несколько книг стихов и малой прозы – не спасают писателя и его семью от бедности. В поисках лучшей доли Дер Нистер, уже, кажется, привыкший к участи скитальца, переезжает сначала в Литву, а потом – в  Берлин, где у него рождается сын Иосиф.

08.09.2017

«Жить стыдно, не то что тусоваться»

Я пошёл в еврейскую школу, но мама не выдержала нагрузки – ее все время просили приготовить очередные ушки амана или ещё какие-нибудь еврейские печенья. Так что мама меня забрала, сказала, что у нас там сплошные праздники, и мы ничему не учимся...

04.09.2017

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний, перечеркнуть их...

23.08.2017

В советском роддоме

«На улицу рожать пойдешь! Обычаи у них, видите ли. Здесь роддом для советских женщин! А не ваша, как она там, синагога…»

24.07.2017

Поездом из ада

Больше поездов из Риги, к которой подступали немцы, не было. Вся остальная семья погибла. Они же добрались до Алма-Аты, где все шпыняли их как «буржуев» – за европейские костюмы и кожаные сумки. После вернулись в Ригу, уже советскую и «уплотненную» – в родном доме властвовал дворник, разжигавший печь их молитвенными книгами

Загрузить еще