Поэзия

05.10.2018

«Удалиться от Путина – полезно»

В Аргентине сапожники читают Достоевского...

01.08.2018

Еврейский голос Кавказа

Песни эти пела моя баба Белла вместе со своей подругой тетей Гисей!...

02.05.2018

Поэт, которого не было

В первый день Первой мировой войны Муни был мобилизован – направили его служить чиновником санитарного ведомства...

15.02.2018

«Расти, Уткин – Гусевым будешь!»

Строки «Уезжаю в Ленинград… Как я рада!» «Как я рад!!!» – тоже его. Он погиб в авиакатастрофе – за полгода до окончания войны, на которую ушел добровольцем еще летом 1941-го. Солдаты заваливали его пачками писем...

28.12.2017

«Поэт убит на дуэли с юдофобом»

Всю юность Надсон находился под опекой юдофобской родни. Дядя убеждал мальчика, что «позорное пятно еврейства он сможет смыть только военной службой, что это для него единственный выход...»

13.11.2017

Забытый друг Бродского

Бродский сыграл в судьбе Аронзона роковую, трагическую роль. При помощи Бродского летом 1960-го Аронзон устроился в геологическую экспедицию на Дальний Восток. Там у Аронзона заболела нога, поднялась температура. Серьёзность этого состояния врачи недооценили, перевести пациента в город с хорошей медициной отказывались, пока Аронзон в гневе не пригрозил сжечь местную больницу...

31.10.2017

Патриоты под расстрел

«Жил я до революции жизнью битой бродячей собаки, грош цена была этой жизни. Революция вырвала меня из беспросветности, подобно многим миллионам людей, и поставила на ноги. Меня стали печатать в газетах, сборниках, и мои первые стихи, посвященные революции, были напечатаны в тогдашней большевистской газете “Комфон” в Киеве»...

08.09.2017

«Жить стыдно, не то что тусоваться»

Я пошёл в еврейскую школу, но мама не выдержала нагрузки – ее все время просили приготовить очередные ушки амана или ещё какие-нибудь еврейские печенья. Так что мама меня забрала, сказала, что у нас там сплошные праздники, и мы ничему не учимся...

26.04.2017

Стихи из Катастрофы

Ее родители переехали из Ровно в Аргентину, все остальные родственники – в Центральную Европу. В девять лет она узнала о смерти тетушек, братьев и сестер от рук нацистов. Дальше – бессонница, заикание, астма и диагностированный невроз. Врачи советовали вести дневник, она заполняла его стихами – вскоре были литературные премии, богемная жизнь в Париже и дружба с Кортасаром. Вот только от самоубийства Алехандру Писарник это не спасло

03.04.2017

Чего не простят Евтушенко

Да и в чем его только не обвиняли! Поэтические гурманы и снобы одинаково брезгливо морщились и когда его называли поэтом, и когда причисляли к диссидентам. «Диссидент, да разрешенный!» – чуть ли не с намеком на сотрудничество с КГБ. И само собой, почти тут же вспоминали знаменитую реплику Бродского: «Если Евтушенко против колхозов, то я – за!»

28.02.2017

Палец и пистолет

Будущий израильский поэт Хези Лескли родился в семье, только что репатриировавшейся в Израиль из Чехии. И первый серьезный скандал произошел тогда, когда он шестилетним ребенком заявил матери, что будет разговаривать только на иврите. Не по рождению, а по собственной воле поэт выбрал язык, который стал ему родным

10.01.2017

Поэт эпохи хиппи

Всю свою недолгую жизнь Йона Волах прожила на окраине Тель-Авива – в домике, перестроенном из птичника, который она представляла то необитаемым островом, то Ясной Поляной. Она никогда не бывала за границей, не владела иностранными языками и не сподобилась получить аттестат зрелости. Несмотря на это, она всполохом прошлась по мировой поэзии

30.11.2016

Поэт чужой эпохи

Слава пришла к нему только в 54 года, хотя до этого он писал и публиковался уже более 30 лет. Зато после он получил десятки премий, в том числе Пулитцеровскую, а также стал проводником русской поэзии в США. Стенли Кьюниц переводил Ахматову, Мандельштама и Вознесенского, который называл его «последним из плеяды великих поэтов ХХ века»

23.11.2016

В Музее истории ГУЛАГа пройдет вечер стихотворений Фаины Гримберг

11.10.2016

«Хорошо, что не стреляют в затылок»

Алла Боссарт и Игорь Иртеньев – яркий творческий тандем писателя и поэта. В беседе с корреспондентом Jewish.ru Алла Боссарт рассказала, что такое свобода наизнанку, как у нее развилась социальная шизофрения и почему её одновременно обвиняют в русофобии и антисемитизме, а Игорь Иртеньев почитал свои стихи

Загрузить еще