Рецензия

02.01.2017

Еврей по Фрейду

Как относился к своему еврейскому происхождению основатель психоанализа Зигмунд Фрейд? На этот вопрос пытается ответить Питер Гай, написавший биографическую работу «Фрейд». К 160-летию со дня рождения великого психоаналитика книгу перевели и на русский язык

13.12.2016

Холокост как поэма

Поэму «Холокост» Чарлз Резникофф написал уже пожилым человеком, годами оттачивая свой творческий метод. Дело в том, что родившийся в 1894 году поэт получил юридическое образование и большую часть жизни работал по профессии. Это, безусловно, наложило отпечаток на его литературное творчество и мировосприятие

05.12.2016

Модерн головного мозга

В начале XX века одним из центров культурной жизни был венский салон Берты Цуккеркандль. Гостями здесь были и психоаналитик Зигмунд Фрейд, и художник-экспрессионист Густав Климт, и писатель Артур Шницлер. Сами того не замечая, они проникались идеями друг друга: художники интересовались анатомией и сексуальностью, а писатели искали корни антисемитизма в эдиповом комплексе

18.08.2016

Две голые в одной кровати

Два медведя или две медведицы вышли из леса, чтобы растерзать детей, насмехавшихся над пророком? В оригинале на иврите: «Две медведя». Вот почему она говорила: «Я была всего-навсего мальчишка». Муж ей вторил: «Две голые в одной кровати». Это было признание и сходства, и исключительности каждого

21.07.2016

Стена нашей памяти

По-настоящему человек не умирает, пока память о нём жива. «Сперва мы умираем. Потом наши тела хоронят. Получается, что мы умираем дважды. Потом уже в загробном мире, который вложен внутрь мира живых, мы ждем. Ждем, пока не умрут все, кто знал нас детьми. И когда последний из них умирает, наступает наконец наша третья смерть». Окончательная.

06.07.2016

Грязь, кровь и катарсис

Задумывать идею, а потом выпускать из неё сразу и прозу, и поэзию. Таким перекрестным допросом позволять читателю наконец до конца осознать исторический феномен, увидеть все исчерпывающе, будь то закат советской эпохи или простое современное путешествие, нивелированное до турпоездки, но способное обозначить границы твоей реальности. Вот в этом и состоит талант поэта и прозаика Марии Галиной

12.05.2016

Ощущение янтаря

Её обвиняли в ненависти к женщинам, так как прототипом большинства героинь была её холодная, отвергающая мать. Её упрекали в антисемитизме, так как книги были полны отвращения к еврейской буржуазной среде, из которой она вышла. Всю жизнь Ирен Немировски писала о пришедшихся на её век исторических событиях, но неминуемо соскальзывала с них в травмы собственного детства. Она погибла в Освенциме, когда обожаемая Франция выдала её как «лицо еврейского происхождения без гражданства»

28.03.2016

Израиль потерянного поколения

Марек Хласко – диссидент и беглец, анфан террибль польской литературы, жизнь которого так трагически оборвалась в 35-летнем возрасте. Его называли «польским Хемингуэем», но по своему мироощущению и царящему в нём духу безысходности он, скорее, был новым Кафкой. В автобиографичном романе Хласко «Красивые, двадцатилетние» единственным светлым пятном внезапно оказался Израиль, где он по чужим документам работал в раскалённом до пятидесяти градусов цеху стекольной фабрики

10.03.2016

Камень в голливудский огород

Фильм о классической эпохе Голливуда, снятый в современном Голливуде, – сама по себе серьезная заявка, требующая от авторов сценария и постановщиков большой изобретательности. Если заметная часть сюжета – обстоятельства съемки костюмной драмы с подзаголовком «История Христа» – ставки повышаются еще выше. А уж если такую историю снимают братья Коэны, то, пожалуй, сразу можно было ждать выдающейся картины

09.03.2016

Подноготная царя Давида

«Давид» Эйтана предстает одновременно героем и сластолюбцем, поэтом и мошенником, властителем дум и самозванцем. Он последовательно устраняет всех, кто стоит на его пути к трону: от правившего тогда царя Саула до родного брата своей жены, а история любви Давида и Вирсавии раскрывается как мучительная и полная саморефлексии драма

Загрузить еще