Колумнистика

Михаэль Кориц

Каббала и идолы

03.05.2011

Каббала и идолы

03.05.2011

Если вы услышите, что где-то неподалеку проходят уроки каббалы и решите их посещать, то результаты могут быть самыми разными. Может быть, вы решите, что каббала — это слишком заумно, а, может быть, появится ощущение, что каббала — это совсем не сложно и даже вполне понятно. Возможно, эти занятия превратят вас в более духовную и возвышенную личность, а может случиться и наоборот. Но, скорее всего, вы станете жертвой обмана — даже если преподаватели будут руководствоваться самыми лучшими намерениями.

Дело здесь не в мошенничестве — хотя мошенников, выдающих себя за знатоков каббалы, не счесть — а в том, чем каббала кардинально отличается от многих других вещей, которым учатся и обучают. Что такое каббала? Это, разумеется, не книга и не наука (как любят утверждать ее слегка недоучившиеся адепты, пока не знающие, что слово «мада» имеет значение «наука» только в  современном иврите, а раньше обозначало просто «знание»).

Каббала — это действительно область знаний, основывающаяся на сотнях книг, но имеющая по сравнению с другими областями знаний одну интересную отличительную черту. Она занимается непонятным. То есть не просто непонятным, а принципиально непознаваемым. Согласно формулировке, принятой во многих каббалистических книгах, в них обсуждается нечто, суть которого не входит в предмет изучения. Причем отказ от понимания сути — это не лозунг в духе бесконечности познания и его неисчерпаемости, а констатация достаточно определенного конкретного факта. При изучении каббалы никогда нет уверенности, что удастся отличить одно понятие от другого.
 
Если преподаватель рассказывает о своем трудном пути постижения мудрости каббалы и предлагает пройти этот тернистый путь своим ученикам, то перед вами мошенник. В результате изучения каббалы у изучающего может появиться больше вопросов, но не ответов.
То есть, если результатом изучения, например, геометрии будет умение без колебаний отличать квадрат от треугольника, то в понятиях каббалы такое разграничение невозможно. Причина проста — материалом является нечто принципиально недоступное нам в восприятии органами чувств и не имеющее подобия в материальном мире.

Частичной  аналогией может служить теоретическая физика. Предмет изучения остается неизвестным, изучать можно лишь его следствия. Физики, взявшись за изучение и классификацию элементарных частиц, смело (и не без юмора) придавали этим частицам цвета и ароматы, зная, что все равно, как эти свойства называть: в любом случае название имеет лишь номинальное значение, как номер в каталоге.

Нет и не было в традиционной литературе определений каббалистических терминов.
А что же тогда означает то или понятие? Не что иное, как сумму всех контекстов употребления термина во всей каббалистической литературе. Поэтому, если «знаток каббалы» не обладает такими обширными знаниями, то и знает он не каббалу, а пару популярных пособий, написанных людьми, тоже не обладающими глубокими знаниями.
 
Кстати, в сказанном заложен простой тест на мошенников от каббалы, список которых не обязательно прилагать. Если преподаватель рассказывает о своем трудном пути постижения мудрости каббалы и предлагает пройти этот тернистый путь своим ученикам, то перед вами мошенник. В результате изучения каббалы у изучающего может появиться больше вопросов, но не ответов.
 
Проблема преподавания каббалы так же стара, как сама каббала. Мишна вводит жесткое ограничение на обучение внутренней части каббалы, так называемого «учения о колеснице» — его разрешено преподавать только одному ученику, причем такому, которому достаточно намека.
 
Предосторожности в изучении каббалы и наградили ее титулом тайного учения. В предисловии к каббалистическим книгам обязательно встречаются всевозможные предупреждения и предостережения для того, кто их открыл. Ограничения по возрасту, наличию семьи, знаниям, безупречности поведения, щепетильности в отношениях с окружающими и т.д, и т.п.
 
Огрубленное понимание каббалистических понятий не только не возвышает человека, но и создает у него идолопоклоннические представления, поскольку постулат монотеизма у него начинает совмещаться с упрощенными схемами мироздания, взятыми из плохо изученной каббалы.
Подход к каббале как к элитарному предмету вызван опасением, что это знание попадет в недостойные руки. Но вовсе не из-за его волшебных свойств, как иногда представляют. Дело в том, что огрубленное понимание каббалистических понятий не только не возвышает человека, но и создает у него идолопоклоннические представления, поскольку постулат монотеизма у него начинает совмещаться с упрощенными схемами мироздания, взятыми из плохо изученной каббалы.
 
Человеческому разуму свойственно создавать в воображении модели изучаемого. Схема мобильника, существующая в голове, далека от мобильника в руке, но она помогает в нем разобраться. Модель дает человеку частичное знание предмета. Конкретизировать изучаемый материал на примерах  из окружающего мира полезно для усвоения знаний (кроме того случая, когда любая конкретизация противопоказана).
 
Ведь идолопоклонство — это не что иное, как упрощение представления о единстве Творца. Некий вид овеществления, неточной модели, более или менее отражающей свой Источник. Но это отражение является отрицанием главного в Нем — единства. Как же изучать то, что не только не изучаемо, но, более того, как бы уничтожается при изучении?!
 
Ответом на этот вопрос являются те самые ограничения, о которых шла речь выше. Суть стоящей перед мудрецами задачи заключалась не только в отсеивании недостойных, но и в создании системы противовесов, мешающей человеку полностью уйти в опасную конкретизацию. Человек, живущий по-настоящему духовной жизнью, соблюдающий заповеди не формально, а живя ими, не забывает о Всевышнем, и поэтому плоды воображения, возникающие при изучении каббалы, никогда не становятся для него самостоятельными, сохраняют свою относительную ценность и истинность.
 
В последние столетия — а еще более в последние десятилетия — произошла настоящая революция в изучении каббалы. Элитарное знание стало всеобщим достоянием. Такие великие каббалисты, как Ицхак Лурия и его последователи, а затем основоположник хасидского движения рабби Исраэль Баал Шем Тов, увидели в распространении сокровенной части Торы предвестие мессианских времен.
 
Это новшество связано и с культурными изменениями. Современный человек — даже самый неразвитый — обладает гораздо более тренированным абстрактным мышлением, чем многие интеллектуалы прошлых поколений. Это не наша заслуга, просто технология, вошедшая в быт, делает наши представления иными. Время и место потеряли для нас свою метафизическую неприкосновенность, многие из нас живут и функционируют в различных временных поясах одновременно. Миллиардные числа перестали быть атрибутом отвлеченной науки или фантастики, в них мы теперь измеряем параметры домашнего компьютера.
 
При  уровне абстрактного мышления, свойственном современному человеку, опасность огрубления, которая подстерегала прошлые поколения, уменьшилась, но вот соблазн упрощения до модели или схемы не только не исчез, но, возможно, и вырос.
 
Мудрость Торы, включая самые ее сокровенные тайны, распространяется по миру.  Но ни ложь, ни полуправда не помогают в этом, и любой успех, на них основанный, недолговечен.
Каббала соблазняет и привлекает как  глобальностью своего подхода, так и легкостью схематического описания множества явлений. Направо — хесед, налево — гвура, тут свет внутренний, тут огибающий. Красота — смысл жизни ясен, как на ладони. Соблазн ученика передается и учителю. Не у всякого найдутся силы на каждом уроке напоминать своим ученикам, что они бесконечно далеки от понимания изучаемых явлений, как и сам учитель.

Довольно долгое время я не решался изложить в письменном виде свои размышления, которые сегодня предлагаю вашему вниманию, ведь среди преподавателей каббалы есть немало людей, которые ставят перед собой благородную задачу распространения важных знаний и зачастую добиваются этого. Их ученики благодаря занятиям каббалой получают возможность приблизиться к еврейскому образу жизни, многое в себе изменить. В этом контексте то, что все здание построено на допущении, не кажется такой уж страшной неправдой. Ведь, в конце концов, в любом преподавании есть часть информации, которую учитель не рассказывает, поскольку по-иному  ученик ничего не воспримет. А уж требовать от преподавателя постоянно напоминать своим ученикам, что он не знает, о чем он говорит — не слишком ли суровая претензия в наш век поголовного поклонения рейтингу?!

Но Тора — это Тора истины. Это означает не только то, что все, написанное в Торе, верно, но и то, что она отвергает «ложь во спасение». Мудрость Торы, включая самые ее сокровенные тайны, распространяется по миру.  Но ни ложь, ни полуправда не помогают в этом, и любой успех, на них основанный, недолговечен. Учите каббалу на здоровье, только не забывайте, что именно вы выучили — границы собственного знания.
 
Автор о себе:

Детство мое выпало на ленинградскую оттепель, поэтому на всю жизнь осталась неприязнь ко всяческим заморозкам и застоям. В 1979 году открыл том Талмуда в переводе с ятями, в попытках разобраться в нем уехал в Иерусалим, где и живу в доме на последней горке по дороге к Храмовой горе. Работаю то программистом, чтобы добиваться нужных результатов, то раввином, чтобы эти результаты не переоценивать. Публицистика  важна для меня не сама по себе, а как необходимая часть познания и возможность диалога с читателем. Поскольку от попыток разобраться все еще не отказался.

Мнение  редакции и автора могут не совпадать