Колумнистика

Шауль-Айзек Андрущак

Право на секс

24.05.2011

Право на секс

24.05.2011

Я ещё помню те времена, когда май было велено считать месяцем мира и труда. Слава Б-гу, длилось это безобразие по историческим меркам недолго. И май давным-давно вернулся к естественной для себя роли месяца любви, цветов и повышенного интереса к, не побоимся этого слова, сексу. Есть даже версия, что любовь — это, собственно говоря, и есть комбинация из цветов и повышенного интереса к сексу. Но это циники так говорят. А мы имеем полное право верить, что формула любви гораздо сложнее и одухотвореннее. Поэтому оставим разговоры о ней поэтам. Причем, лучше даже нееврейским: любовная лирика у них получается лучше. По крайней мере, пока речь в их стихах идет о любви к женщине (или к мужчине), а не к Б-гу, Родине, не будь они рядом помянуты, и т.д.

А разговоры о цветах — ботаникам. Тем более, что в еврейской культуре нет никакого особенного отношения к цветам: ни «языка» цветов, ни искусства составления букетов и вообще ничего подобного. Мы вообще цветы дарить только в последних поколениях начали. Под влиянием окружающих народов. И специфически еврейского в нашей манере это делать — только то, что нормальные люди цветы дарят в основном на этапе ухаживания, а, так или иначе определившись с отношениями, прекращают эти глупости. А мы, наоборот, после женитьбы букеты начинаем таскать гораздо регулярнее, чем до. Это потому, что невесты наши кротки, как горлицы. В отличие от жен. У которых, зато, масса иных достоинств.

Итак. Любовь — нет. Цветы — нет. Поговорим о повышенном интересе к сексу. По возможности, в специфически еврейском разрезе этой вечно трепещущей темы. Начнем с очевидного. Дело в том, что, как подсказывает опыт, всегда найдется группа святых и непорочных людей, даже не обязательно по сей день живущих с мамой, для которых приходится декларировать прямым текстом: да, да, да: у нас есть секс. Вот прям вот так. Он не запрещен, не осуждаем и не искореняем. До тех пор, пока пребывает в отведенных ему рамках. Повышенный интерес — это уже за рамками. Где «повышенный» — это «возникающий не вовремя или не к месту или направленный на посторонний объект».

Наша святая Тора признает и гарантирует право каждого еврея и каждой еврейки на секс. В рамках кошерного брака, разумеется.
Уже упоминалось вскользь, что массовое, почти неконтролируемое повышение этого интереса наблюдается в разгар весны — в мае (говоря условно), в месяце ияре (говоря по-еврейски). Это не только народная примета и/или закон природы. Но и утверждение нашей традиции. Причем, утверждение, на основании которого делаются практические выводы и предпринимаются практические ходы. А именно. В фундаментальном труде «Меорей ор» сказано, что одна из причин, по которой возник святой обычай троекратно поститься в начале месяца ияра (понедельник–четверг-понедельник), — атмосфера секса, разливающаяся в воздухе в этот период. С целью, если нужно это объяснять, сломить дух распущенности, овладевающий людьми, путем усмирения плотского начала и т.д.

То, что в последних поколениях обычай этот все больше выходит из моды, объясняется не повышением уровня нравов, а, скорее уж, наоборот. С отказом от попыток хотя бы частично ослабить «основной инстинкт». Что, разумеется, совершенно не означает отказа от попыток взять под полный и беспощадный контроль любые внешние проявления сексуальных желаний. Просто ещё одно направление, на котором мы добровольно отказываемся от использования каких-либо средств, кроме технических. Это ещё не капитуляция. Но уже нечто, её напоминающее.

Другой весенний еврейский обычай, связанный с борьбой с возрастающей в это время года распущенностью, — изучение в дни между праздниками Песах и Шавуот талмудического трактата «Сота», в котором рассматривается порядок исполнения заповеди об унизительной и смертельно опасной проверке, которой в те стародавние времена, когда общий уровень нравов был относительно высок, подвергались жены, обоснованно заподозренные в супружеской неверности. И это тоже — не из самых популярных еврейских обычаев.

Итак, неудивительно, что именно по весне случается столько любовей, романов, увлечений, ошибок молодости (или какого другого кризисного возраста), уступок собственной и чужой слабости и даже, упаси Б-г, преступлений на сексуальной почве. Это в воздухе.

В течение же всего остального года — это в нас. И, на поверку, в довольно высокой концентрации. Наши, благословенной памяти, мудрецы упоминали похотливые помыслы среди прегрешений, от совершения которых никому практически не удается удержаться на протяжении хотя бы одного дня (и это ещё за тысячелетия до изобретения Интернета, мини-юбок и рекламы шампуней для сухих и ломких волос). То есть в те времена, когда фактически все евреи хранили верность нормам еврейства всерьез и неформально. И добросовестно, в соответствии с детальными предписаниями нашего закона, нашей этики, нашей философии, пытались по капле выдавливать из себя животное. За отчетный период мы сильно продвинулись в направлении, обратном желаемому. С одной стороны, массовая (инициированная) утрата связи со своим еврейством. С другой — общие тенденции в этой области в «западном» мире, где сегодня проживают почти все евреи.

Сексуальная революция, оказавшаяся по-троцкистски перманентной, и не думает завершаться. И, как всякая нормальная революция, пожирает своих детей. Секс обесценивается, банализируется, в авторитетных исследованиях упоминаются какие-то пугающие проценты утративших интерес. А остальные, судя по кривой рождаемости и многим другим народным приметам, больше интересуются, чем занимаются им. Спрашивается: зачем нам такое счастье?

От каждого из нас Тора ожидает, что мы все-таки прыгнем с помощью предоставляемого ей духовного «оборудования» немного выше собственной головы. И слегка очеловечимся. В том числе, и в сексуальной сфере.
У нас всегда было наоборот. Наша святая Тора признает и гарантирует право каждого еврея и каждой еврейки на секс. В рамках кошерного брака, разумеется. Собственно, как бы ни неромантично и бездуховно это не звучало, одна из главных целей брака у нас — предоставление брачующимся права на (кошерный) секс. Кое прямым текстом оговаривается в ктубе и с пугающей нежные души деловитостью расписывается и детализируется еврейским законом в соответствие с бессмертным принципом «от каждого по способностям, каждому по потребностям». И в подробностях, до которых не додумается ни один из составителей новомодных дотошных семейных контрактов. Другая цель введения института брака в иудаизме — создание кошерных рамок для исполнения заповеди плодиться и размножаться. Что также, как легко догадаться, предполагает (да что там «предполагает» — предписывает!) частые и интенсивные занятия сексом.

Это что касается занятий. С интересом все сложнее. С ним у нас традиционно принято бороться. Существует целый свод законов о том, как правильно вести эту борьбу. Причем, вчитываясь в формулировки предписаний, понимаешь: никто не надеется интерес победить, цель — не дать ему стать излишне живым и навязчивым. Удержать в рамках допустимого.

Хотя, в принципе, от каждого из нас Тора ожидает, что мы все-таки прыгнем с помощью предоставляемого ей духовного «оборудования» немного выше собственной головы. И слегка очеловечимся. В том числе, и в сексуальной сфере. Но это уже не в приказном порядке.

Да, собственно, какой вообще приказной порядок в наше время? Кто кому командовать будет? Можно только ненавязчиво (по возможности) предлагать. Евреи, еврейки, попробуйте еврейское. Еврейское воспитание, еврейскую кухню, еврейский секс. Во-первых, это красиво. Во-вторых, аутентично. В-третьих, если нет, то в чем выражается (не «в чем заключается?», а «в чем выражается?») ваше еврейство? И т.д. Пока не поддадутся. Или не попросят не заниматься сексом их неподготовленными мозгами.
 
 Автор о себе:
 
Родился в 1969 году в Риге. После демобилизации из рядов Советской армии вернулся к исполнению заповедей.

В 1991 году прибыл в Израиль для учебы в иешиве. После завершения учебы в иешиве был рабочим, затем чертежником в проектном бюро. Параллельно занимался преподавательской, журналистской и переводческой деятельностью, которая в последние годы стала основной.

Сейчас преподаю, перевожу, пишу, консультирую (он- и офф-лайн) по довольно широкому спектру вопросов, связанных с еврейством.  
 
Мнение  редакции и автора могут не совпадать