Колумнистика

Алина Фаркаш

Смерть по всем правилам

27.01.2017

Смерть по всем правилам

27.01.2017

В мультике «Свинка Пеппа» есть одна важная серия про правила. Дедушка привел детей на площадку, и все построились в очередь, чтобы скатиться с горки. Дедушке объясняют, что на площадке есть ровно одно правило: все без исключений должны дождаться своей очереди, чтобы покататься. А потом какой-то малыш просит его пропустить – потому что он маленький. И дедушка объясняет остальным: конечно, маленьких надо пропускать! И тут же все остальные малыши выбегают из очереди и кидаются к горке. Старшим становится обидно, и один из них говорит: «А ведь у меня сегодня день рождения! Можно мне покататься без очереди?» И дедушка снова находит это логичным и разрешает.

Потом у каждого из детей появляется своя причина: мне нужно будет скоро уйти с площадки, а у меня болит лапка и тяжело стоять. Причины становятся все безумней: а я должна кататься без очереди, потому что у меня длинные уши; а я –потому что люблю морковку! И в результате на площадке возникает абсолютный хаос, все ссорятся, и никто не катается. Ситуацию спасает мама свинки Пеппы, которая возвращает порядок с помощью того самого единственного правила: все должны ждать своей очереди.

Я недавно читала про исследование –изучали отношение жителей разных стран к закону и справедливости. Грубо говоря, если ваш друг убьет человека, сдадите ли вы его в полицию? Что важнее: дружба или законность? Выяснилось, что целые страны и народы придерживаются прямо противоположных позиций. И да, в России приоритет личных отношений над законом особенно силен. Вас, наверное, тоже поражали такие моменты в американских фильмах: жена узнает, что муж двадцать лет назад случайно убил человека, и со слезами на глазах говорит ему: «Если ты меня любишь, то ты пойдешь и сдашься!»

Абсолютно невозможная фраза с точки зрения российской ментальности! Я сама –представитель той самой ментальности, поэтому мне, например, ни в коем случае нельзя доверять решение подобных вопросов. Я всегда буду пускать на горку сначала тех, кого жальче, и выпускать из тюрем тех, кто выглядит хорошим. И вообще, он случайно и раскаивается. Для меня чувства и конкретная ситуация всегда будут важнее закона.

Но в последнее время я читаю новости, и мне немножко страшно. Точнее, комментарии к новостям. Конечно, насиловать людей нехорошо, но если ты – талантливый художник и политический активист –то тебе можно. Бить детей нельзя, но если вы их взяли из детдома –то немножко можно. Потому что не обратно же в детдом их возвращать?! Там им, несомненно, будет гораздо хуже. Поэтому, если вы бьете своих детей несильно и нечасто – то можно. Красть младенцев из роддомов нехорошо, но если этот младенец –отказник и вы будете хорошо относиться к этому младенцу, то так уж и быть, вы его не украли – вы его спасли.

По большому счету, происходит то же, что и в мультике про свинку Пеппу. Разве плохая идея –пропускать малышей вперед? Прекрасная идея! Но когда эта – пусть самая благостная и человеколюбивая – идея нарушает закон, всё очень быстро скатывается в анархию. И к тому, что на горке уже никто не покатается – на ней куча мала и драка.

Я помню, как обидно было в начальной школе, когда на каком-то конкурсе мне прямым текстом сказали, что приза заслуживаю я, но отдадут его мальчику из многодетной семьи – потому что «они бедные и им нужнее» и «потому что он плохо учится, а приз его мотивирует, ты же умная девочка, ты понимаешь». Не знаю, мотивировал ли приз того мальчика учиться лучше, но во мне на многие годы та ситуация поселила острую ненависть к любым социалистическим идеям. И к внезапному изменению правил прямо в процессе соревнований.

Например, я понимаю правило «нельзя бить людей». Вообще нельзя, совсем. И меня ужасают всякие трактовки, пытающиеся это правило обойти – сегодня я, например, встретила выражение «мягкие шлепки любящей родительской рукой». И это уже дает массу возможностей для игры в слова и дискуссий. Как измерить мягкость этих шлепков? И кто будет оценивать силу мягкости? Тот, кто бил, или тот, кого били? А то в зависимости от точки зрения «мягкость» может оказаться совсем тяжёлой. И главное, на каком этапе «шлепки» превращаются в избиение? Тут можно поговорить и о пощечинах, которые якобы совсем не равны удару по лицу. И которые может залепить как оскорбленная женщина мужчине, так и мужчина женщине – чтобы «вывести ту из истерики». И пусть потом попробует доказать, что она не была ни в какой истерике, а ей просто-напросто двинули в челюсть.

В этом аспекте мне, конечно, гораздо ближе жесткие принципы Ветхого завета, нежели милосердие Нового. Потому что жизнь –странная штука: люди обычно требуют проявить милосердие к агрессорам и палачам, а совсем не к их жертвам.

Как бы ни были мне близки идеи об особенном отношении, милосердии и всём остальном человеколюбивом, если кто-нибудь когда-нибудь будет судить меня, мне бы хотелось, чтобы это делали по закону, а не «по добру и по справедливости». Просто потому что закон –он один на всех. А у справедливости может быть масса разных толкований и у добра миллион разных форм, и не факт, что мои представления о них совпадут с представлениями судьи о них же.