Колумнистика

Алина Фаркаш

Трофейная жена

10.02.2017

Трофейная жена

10.02.2017

Мне тяжело принять всю эту волну негодования, которую обрушил мир на Меланию Трамп. Причем часто это делают женщины, которые до этого мне казались феминистками и вообще никак не были замечены в мизогинии. Мелании вменяют в вину модельное прошлое и фотографии без одежды, «отсутствие интеллекта» и «брак по расчету», применение ботокса и отсутствие вкуса и еще миллион всевозможных преступлений перед приличным обществом. «Трофейная жена» – это самое мягкое, что я слышала о ней.

Когда мы защищаем какую-нибудь идею, иногда в своей страсти выплескиваем младенца вместе с водой. Например, когда мы боремся за прекрасную феминистскую идею, что каждая женщина сама может решать, как ей выглядеть и как не выглядеть, что ей делать и чего ей не делать со своим телом и внешностью, то почему-то забываем, что женщина может выбрать тот самый ботокс, каблуки, узкие юбки и полную эпиляцию всего. Когда мы говорим, что важно разглядеть личность в женщине, то мы не делаем исключения для тех, чьи обнаженные фотографии мы могли где-либо увидеть.

В конце концов, все, имеющие интернет, видели обнаженную грудь герцогини Кэтрин Кембриджской и эротические фотографии бывшей первой леди Франции. Проводить связь между скромностью и душевными качествами свойственно скорее для христианской морали. Иудаизм тоже, конечно, прославляет женскую скромность. Но скромность специфическую – скорее, скромную гордость еврейской царицы, которая знает, что никакое обнажение и игнорирование формальных норм поведения не превратит ее в женщину менее достойную. Та же царица Эстер не только вышла замуж по расчёту, но и нарушила все нормы поведения еврейской женщины. И это не делает её менее праведной или менее царицей.

Конечно, Мелания Трамп – далеко не царица Эстер (хотя и этого мы не можем сейчас знать – жизнь удивительно непредсказуема), однако сам факт обнажения ничего и никак не говорит о душевных качествах, интеллекте или личности конкретной женщины. Вопрос в том, что в приличном обществе можно обсуждать политические идеи, слова, заявления или поступки. Обсуждать чье-то тело или выбор супруга – занятие в высшей мере отвратительное.

Тут стоит упомянуть Мариам Мирзахини, которая недавно стала первой женщиной, получившей медаль Фильдса, считающуюся аналогом Нобелевской премии по математике. Нигде в соцсетях я не встречала сообщений, за что именно она ее получила, но видела много комментариев о том, что она уродина и занимается совершенно не тем, чем должна заниматься женщина. И поверьте, мне сложно удержаться от того, чтобы упомянуть, что она, на мой взгляд, фантастически красива. И она иранка. Хотя важно в этой истории исключительно то, насколько хороший она математик и какой вклад внесла в науку.

И последнее. Наряды Мелании Трамп бесконечно сравнивают с нарядами Мишель Обамы – не в пользу первой. Мишель одевалась интеллектуально, она носила недорогие вещи местных дизайнеров, у нее был собственный стиль, она транслировала своим внешним видом важные послания – и так далее, и тому подобное. А Меланию считают всего лишь красивой куклой, нарядившейся на инаугурацию с ног до головы в Ральфа Лорена. Мне кажется, нужно быть слепым, чтобы не заметить в этом наряде новой первой леди четкого и однозначного послания. Какие у вас ассоциации? Чей образ скопирован почти дословно, лишь с некоторой поправкой на современность? Джеки Кеннеди. Жена неидеального, но любимейшего президента, конец пятидесятых, расцвет, сильная Америка, традиционные ценности, мужественные мужчины, прекрасные женщины, жена, следующая за мужем, и все вот это. Не факт, что вам или мне нравится это послание. Меня оно скорее пугает. Но странно, прячась за словами о «бессмысленной кукле», делать вид, что его, этого послания, нет.

Автор о себе:
 
Я родилась в 1980 году, у меня есть сын-второклассник и годовалая синеглазая дочка, которая сейчас больше сладкая булочка, чем девочка. Я родилась и выросла в Москве, окончила журфак МГУ и с одиннадцати лет только и делала, что писала. Первых моих гонораров в районной газете хватало ровно на полтора «Сникерса», и поэтому я планировала ездить в горячие точки и спасать мир. Когда я училась на втором курсе, в России начали открываться первые глянцевые журналы, в один из них я случайно написала статью, получила баснословные 200 долларов (в августе 1998-го!) и сразу пропала. Последние несколько лет я редактировала всевозможный глянец, писала о людях и тех удивительных историях, что с ними случаются.

Мнения редакции и автора могут не совпадать