Колумнистика

Петр Люкимсон

Секс под замком

05.04.2019

Секс под замком

05.04.2019

Автор этих строк хорошо помнит тот знаменитый телемост с Владимиром Познером, в ходе которого прозвучала ставшая крылатой фраза: «В СССР секса нет!» На самом деле секс в СССР, конечно, был, а вот сексуальной культуры не было и в помине. А как следствие – и сексуального воспитания.

К самым сокровенным отношениям между мужчиной и женщиной в СССР было принято относиться как к чему-то грязному и непристойному, и сама тема до конца 1980-х годов была окружена табуированным молчанием в СМИ и взрослых. О том, что дети появляются на свет не из капусты, мы узнавали во дворе от более старших пацанов, и тот язык, которым об этом рассказывалось, навсегда оставлял след в душе и соответствующее отношение к сексу всю жизнь.

Эта скудость знаний вкупе с жизнью в малогабаритных квартирах, где на двадцати квадратах могло сосуществовать сразу три поколения одной семьи, неизбежно порождала немало семейных трагедий – ведь большинство проблем в отношениях между супругами следует искать в спальне, и если там неурядица, то одна духовная близость семью не спасёт, а если и спальни толком нет, то о чём можно говорить?

Что тогда спасало – так это книги. Конечно, не методички о том, как надо вести себя в постели, чтобы близость доставила наслаждение обоим – такие в СССР не издавались, а художественная литература. Мне в этом смысле повезло больше, чем моим сверстникам: отец моего школьного друга оказался видным партийным функционером, и он дал мне свободный доступ к своей библиотеке – там было много книг, которых не так уж и просто было найти в свободной продаже.

Помню, какое ошеломляющее впечатление произвела на меня «Суламифь» Куприна, как я залпом проглотил все романы Анны и Сержа Голон об Анжелике и наконец набрел на «Новую книгу о супружестве» Рудольфа Нойберта, изданную в ГДР, но на русском языке. А раздобыв уже на первом курсе университета ходящую в самиздате «Технику современного секса» Роберта Стрита, читал её тайком – как что-то постыдное.

Разумеется, я тогда совершенно не был знаком с иудаизмом, который рассматривает интимную близость как акт познания друг друга. А ведь нет ничего выше процесса познания и освобождения от собственного эгоизма, когда подлинное удовольствие ты получаешь, доставляя наслаждение партнеру. И идея, что секс должен приносить взаимную радость, а не быть тяжёлой обязанностью или, того хуже, повинностью для женщины, многократно повторяется в разных форматах в библейском тексте. В значительной степени всё библейское сексуальное законодательство построено для защиты «интимных прав» женщины на получение удовольствия, доставлять которое вменяется мужу в обязанность. А также для защиты её сексуальной неприкосновенности, если она не желает иметь близость.

Не стал исключением и библейский отрывок «Тазриа», который будут читать в синагогах в ближайшую субботу. Слово «тазрия», кстати, переводится с иврита как «зачнёт». И кажущееся сейчас архаичным повеление: «Если женщина зачнет и родит сына, то нечиста она будет семь дней, как в дни месячных» – также было призвано защитить права женщины – просто языком и форматом того почти первобытного, в сущности, времени.

Ведь подобная «нечистота», следствием которой становился запрет на интимные отношения, должна была оградить женщину от сексуальных домогательств хотя бы в первый послеродовой период. А позже мудрецами этот семидневный запрет был значительно увеличен по времени.

И современные гинекологи соглашаются, что для женщины слишком быстрое возобновление интимной жизни после родов чревато болезненными последствиями. Современная медицина, как и во многих других случаях, подтверждает древнюю еврейскую мудрость, усматривая в этом предписании заботу об интересах женщины и отвергая взгляд на нее как на «станок», предназначенный исключительно для сексуальных упражнений мужчины и рождения детей.

Тут вам и гигиена, и сексология, и, если угодно, феминистская идея о праве женщины выбирать, когда ей спать с мужчиной, а когда нет – в одном пакете. А заодно еще одно напоминание нам, мужикам, о том, какими мы должны быть, если хотим, чтобы наши женщины нас любили.

Комментарии