Колумнистика

Меир Антопольский

Между курицей и деменцией

07.06.2019

Между курицей и деменцией

07.06.2019

Начинающийся завтра праздник Шавуот, вопреки создаваемому в общественном пространстве впечатлению, это не только праздник сыра и творожных пирогов, но и всё же День дарования Торы!

Впрочем, понятно, почему в нынешних поколениях акцент сместился с сути праздника на сырники – ведь вопрос о том, какое место может и должна занимать Тора в жизни еврея в XXI веке, слишком серьезен и опасен. Проще и безопасней – обсуждать пироги.

Некоторые, однако, решаются, заходя, правда, с другой стороны. Недавно известный раввин И. Нерия написал статью под заголовком «Зачем нужен раввин, если есть Google». Заметка начинается с дискуссии, которую ведут два знатока Торы на уроке в иешиве. А сидящий рядом и вооруженный смартфоном молодой ученик, ныряя в поисковик, находит там альтернативные мнения и активно вмешивается в их дискуссию. Однако знатоки в итоге побеждают его в споре. Автор той статьи, конечно, осуждает студента, но не за наглость и самоуверенность: жёсткие талмудические споры в иешиве – это обычное дело. А за сам подход, что Google может заменить живого раввина.

Однако вопрос вполне закономерен: что же есть такого особого в раввинах, из-за чего искусственный интеллект не сможет их заменить, если при этом он может заменить человека в не менее сложных видах деятельности, как, к примеру, управление самолётом или автомобилем?

Ответ, который дал раввин Нерия на этот вопрос, меня категорически не удовлетворил. Он считает, что молодой ученик не заметил важных деталей, отличающих обсуждаемую ситуацию от той, которую он нашел в Google. Но если суть проблемы в этом, то выходит, что ученику нужно пройти курс пользования поисковиком, а не учить Талмуд еще год-другой-десятый.

В древности мудрецом считали человека, знавшего наизусть много Священных текстов. Потом рукописей стало так много, что мудрецом стал считаться человек не просто прочитавший, но и понявший много книг. После изобретения книгопечатания мудрецом считается раввин, способный хотя бы ориентироваться и искать нужный факт в многих тысячах книг.

Мне случалось бывать в домах у больших раввинов. Кабинеты их –бесконечные ряды книжных полок. И как знакомо это характерное движение, когда в ответ на изощренный вопрос раввин встает, протягивает руку куда-то к семнадцатому тому слева на тридцатой полке и показывает ответ на 145-й странице в третьем абзаце. Понятно, что не только в XVI веке, но и в XXI столетии это производит неизгладимое впечатление на посетителя.

Однако, положа руку на сердце, нельзя не спросить: но ведь искусственный интеллект совершает, в сущности, то же самое движение, и даже быстрее? С точки зрения вектора развития цивилизации попытки человека вечно быть «ходячим гуглом» обречены – подобно тому, как великие шахматисты обречены в конце концов проиграть компьютерам. Если не нынешним, так следующему поколению компьютеров, которое придет через два-три года.

Впрочем, помимо ходячей энциклопедии, у раввина в прежние времена была и другая роль – помочь решить или решиться. Местечковый еврей в позапрошлом столетии, как правило, был неплохо подкован в еврейских законах и к раввину шёл не за ответом – он просто хотел разделить с мудрым человеком ответственность за решение. Отсюда и все эти шолом-алейхемовские хозяйки, бежавшие к раввину с курицей, попавшей в молочную кастрюлю. Особенно же хочется разделить с кем-то ответственность, когда речь идет о важных жизненных вопросах.

Человек, обращающийся к раввину с серьезным жизненным вопросом, безусловно, ищет не книжного знания. Тем более когда это касается медицинских вопросов – знаю об этом, как врач, не понаслышке. Решиться ли на операцию, если шанс не выйти из наркоза превышает 50%? Кормить ли насильно столетнего старика с деменцией, если он отказывается глотать? Подключать ли к искусственной вентиляции лёгких полностью и безнадежно парализованного человека? И ответы на все эти вопросы ни в каких книгах не прописаны.

И мне кажется, что в этом зазоре – между «курицей» и «деменцией» – и прячется функционал раввина в XXI веке. В пасхальной Агаде пророчески сказано: «Все мы мудры, все мы разумны, все знатоки Торы» – будто о нынешних временах, поскольку все мы можем найти ответ на талмудический или алахический вопрос в интернете, но обсудить непростую жизненную ситуацию или тяжелый и судьбоносный выбор можно пока только с человеком – Google тут не поможет.

В нашем поселке пятнадцать лет служил прекрасный раввин, уважаемый религиозными и светскими жителями, сефардами и ашкеназами, молодыми и старыми. Он был крупной личностью и хорошо знал Тору, но главное воспоминание о нём – как он в экстремальной ситуации в трагичные для нашего посёлка минуты отдавал ясные и чёткие указания, которые были так нужны и помогли нам справиться.

Несколько лет назад раввин по семейным причинам переехал от нас, и мы объявили конкурс на нового. Приехало множество кандидатов. Одни рассказывали нам, как они нас всех и всему научат в духе плюрализма и толерантности. Другие тоже собирались учить, но наоборот – в духе фундаментализма и упёртости. А третьи еще в каком-то духе или «изме». Посмотрели мы с соседями на них, послушали их «песни», и как-то потихоньку идея назначать нового раввина сама собой отложилась до лучших времен. Так и живём. А Тора, которую мы получили в праздник Шавуот, – не кнут и не пряник. И уж точно не знамя, под которым очередные харизматические вожди поведут восторженные толпы прямо в рай. Это бесценный подарок и совершенно бесплатный – для каждого из вас.

Комментарии